Экспроприация на Кипре: станет ли она закатом эпохи оффшоров?

Кипрский оффшор

Кипрский оффшор

События, стремительно развивающиеся сейчас на Кипре, стали весьма неприятным сюрпризом для российских властей и всех тех, кто открывал счета и хранил депозиты в этой оффшорной юрисдикции. Суммы застрявших в киприотских банках средств российского происхождения, оценивается экспертами в суммы от 18 до 31 млрд. долл. Причем это деньги не только частных вкладчиков и бизнеса, но и авуары государственных структур России – дочерних фирм Центрального банка, Минфина, государственных корпораций.

Пока история принудительного изъятия денег российских, британских, украинских и других инвесторов только началась; ее апогей будет достигнут, вероятно, на следующей неделе, когда правительство Кипра объявит о сумме изъятий средств местных вкладчиков и нерезидентов. Ориентировочная планка списаний со счетов клиентов составляет до 25% при величине вкладов, превышающих 100 тыс. евро. Для владельцев более мелких депозитов процент экспроприации может быть более щадящим – от 6 до 10%. Таким образом, Россия рискует потерять от действий киприотских властей сумму, исчисляемую приблизительно в 5 млрд. долл. Если сумма списаний будет более высокой, то потери России могут возрасти вдвое.

Как же могло произойти, что российские власти и бизнес оказались в столь глупом и постыдном положении? Чего здесь больше – жадности, некомпетентности или желания уйти от налогов? А может, это происки врагов нашей страны?

Попробуем разобраться в ситуации. Напомним, что Кипр – это оффшорная юрисдикция, или налоговый рай, правовая система которого привлекательна для иностранцев. Такие страны с налоговыми льготами получили название оффшорных зон (от англ. off-shore — находиться на удалении от берега) в связи с тем обстоятельством, что последние представляют собой, как правило, островные территории.

Оффшорные зоны получают капиталы за счет регистрационных и годовых сборов от оффшорных компаний, а также в качестве налоговых платежей, если таковые предусмотрены статусом оффшорной зоны.

Облегчая или аннулируя полностью налоговые платежи, оффшорная территория привлекает, таким образом, иностранные компании и физлиц, которым выгодно образовывать в данной оффшорной юрисдикции новые фирмы или открывать депозиты. Выгоды состоят в следующем:

— Уменьшаются налоговые платежи, что позволяет обеспечить большую прибыльность деятельности фирмы и увеличить конкурентоспособность ее продукции. Например, на Кипре отсутствуют налоги на операции с ценными бумагами, что увеличивает конкурентоспособность и прибыльность работающих там брокерских и трейдинговых компаний;

— Упрощается или полностью упраздняется бухгалтерская отчетность компании;

— Допускается возможность не указывать имена владельцев оффшорной компании. Связь с внешним миром осуществляется посредством института номинальных директоров и секретарских компаний. Управление счетами осуществляется с помощью интернет-банкинга.

Такие условия работы оффшорных компаний в последние годы привлекают к себе все большее количество участников. Желание российских юридических и физических лиц выйти из-под эгиды российского законодательства, боязнь потери денег или бизнесов в России привело многих наших соотечественников на Кипр.

Однако стоит напомнить, что Кипр – страна маленькая, ее население не превышает 1,2 млн. человек. Деньги, которые стекались в киприотские банки со всего мира, вкладывались, в основном, в европейскую и греческую экономики. В результате финансового кризиса последовали потери средств вкладчиков киприотских банков, так как заемщики не могли расплатиться по облигационным займам и взятым кредитам. Для расчетов с клиентами банкам потребовалась дополнительная ликвидность. Кипр попросил два года назад у России кредит, который был предоставлен в размере 2,5 млрд. евро под 4,5% годовых.

Однако полученных денег не хватило. Понадобились новые финансовые вливания. Россия в новых кредитах Кипру отказала, так как сумма задолженности местных банков в несколько раз превышала весь киприотский ВВП. Не пошло российское руководство и на реструктуризацию выданного ранее кредита – киприоты хотели снизить ставку по нему вдвое и пролонгировать кредит еще на несколько лет.

Европейские страны также не спешат оказать Кипру финансовую помощь. Их условие – конфискация части депозитов вкладчиков в размере 6 млрд. евро. Только после этого поддержка Евросоюза в 10 млрд. евро будет предоставлена.

Конечно, со стороны Евросоюза это явно недружественная акция. Зная, что вклады в киприотских банках принадлежат, по преимуществу, россиянам, руководство ЕС желает решить финансовые проблемы за счет юридических и физических лиц России.

Естественно, что данная манипуляция очень не понравилась В.Путину и Д.Медведеву, которые выразили свое неудовольствие на этот счет в резкой форме. Но что же будет дальше? Военной силой ситуацию не разрешишь. Ограничиться разговорами и озабоченностями тоже не лучший вариант – это чревато потерями не только денег, но и имиджа, деловой репутации.

Не очень благоприятна ситуация и на внутреннем политическом рынке. Совсем недавно Россия списала огромный долг Кубе, оцениваемый в 24 млрд. долл. До этого был списан долг Ираку. Теперь – потери на киприотском направлении. И это в тот момент, когда темпы экономического роста в России замедляются, а недоверие к власти нарастает.

Видимо, В.Путину все же придется предпринимать решительные меры по деоффшоризации экономики России, пока волна дефолтов прочих налоговых гаваней не умножила российские финансовые потери. Возможно, правительство и парламентарии России еще раз вернутся к рассмотрению вопроса об улучшении налогового климата в стране – тогда надобность в оффшорах значительно снизится.

Как бы то ни было – конфискация денег вкладчиков, которую власти Евросоюза стеснительно называют налогом – еще один четкий сигнал к изменению политической и экономической обстановки в мире, когда неприкосновенность депозитов вкладчиков стала под вопрос (оказывается, не только коммунисты руководствуются принципом экспроприации экспроприаторов). Интересно, где был ЕЦБ, когда киприотские банки проходили стресс-тесты, предоставляли отчеты о достаточности капитала и допустимых рисках. Занимателен также вопрос о списаниях, произведенных для владельцев греческих облигаций. Видимо, они коснулись не всех банков. Кстати, неясно, почему крупные банки Кипра не объявили себя банкротами в установленном порядке? Видимо, легче забрать деньги вкладчиков, чем спросить с менеджмента и акционеров. Надо думать, мы еще увидим волну судебных исков к киприотскому правительству и банкам.

Не исключено, что действия киприотских властей приведут не только к дефолту Кипра и выходу его из Евросоюза, но и к цепной реакции, распространяющейся на другие страны ЕС – Португалию, Испанию, Италию.

Скорее всего, и другие оффшорные юрисдикции – такие, как Гибралтар, Панама, остров Мэн, Каймановы острова и другие – скоро ощутят отток капитала, что приведет к схожим последствиям. Станет ли это эпохой заката оффшорных зон – это вопрос, на который пока нет ответа.

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.