Средневековая торговля. Ярмарки и их роль в становлении биржи (Часть 2)

Средневековая торговля

Средневековая торговля

Торговля на средневековых рынках строго регламентировалась в связи с тем, что рынки приносили значительные доходы в государственную казну; торговать вне городов было строжайше запрещено. Городской ярмарочный торг происходил в специально назначенные для каждого товара дни и часы, на определенных площадях и улицах или торговых домах. Эта регламентация находится в тесной связи с публичным характером всей организации торговли в средние века; публичностью обеспечивалось доверие к торгу, точность меры и веса, доброкачественность товара, исключалось злоупотребление ценами, а также снижалось число посредников.

Торгующих обслуживали особые должностные лица – присяжные маклеры, весовщики, мерильщики, носильщики. Начало и конец торга обозначался специальными сигналами – звуками трубы, ударами колокола или же их объявляли глашатаи.

Постепенно ярмарки сделались средоточением оптовой торговли. Конечно, не все они приобрели оптовый и международный характер; большинство ярмарок сохранило за собой свойства свободного, розничного торга, приуроченного к определенному времени, – как правило, церковному празднику.

На крупные международные ярмарки стекалось большое число паломников, гостей и торговцев. Здесь после религиозной мессы начиналась месса торговая: так возникли обе главные Парижские ярмарки, которые были первоначально религиозными мессами – Сен-Денисская ярмарка и ярмарка Сен-Жерменская. Аналогичным образом образовалась наиболее значительная ярмарка Англии, представлявшая собой мессу, которая сложилась возле монастыря Стаурбридж.1 Впоследствии понятие ярмарки и мессы стали отождествляться, а наиболее крупные международные торговые собрания стали называться мессами.

Большинство коммерческих сделок, заключавшихся между северными и южно-европейскими торговыми областями от XII до XIV вв. совершались на ярмарках Шампани и Бри. Позднее важным ярмарочным центром для французов, итальянцев и верхнегерманцев стала Женева. В XV в. получили широкую известность Лионские ярмарки. Международные торговые центры Брюгге, Лион и Антверпен стали к началу XVI в. крупнейшими в Европе. Здесь концентрировались спрос и предложение на многие группы товаров; получили развитие денежные операции и займовое дело. В этих городах итальянские и верхнегерманские купцы и банкиры выдавали частные и государственные ссуды и потому правительства, нуждавшиеся в деньгах, имели здесь своих постоянных агентов. Агентов имели, например, в Антверпене, испанский и португальский короли, а также английский двор. Около 1550 г. здесь ежегодно совершалось сделок на сумму до 40 млн. дукатов.2 Таким образом, ярмарки в период с XII по XVIII вв. имели исключительно важное значение; весь товарооборот между Западной и Восточной Европой, а также другими странами осуществлялся при их посредстве.

Как нами уже отмечалось выше, роль ярмарочной торговли в средние века возросла за счет привилегий, дарованных им королями и императорами. Так, например, возвысилась Лейпцигская ярмарка, когда ей удалось получить императорскую привилегию в 1466 г., пожалованную Фридрихом III. Первоначально она касалась только новогодней ярмарки и потому имела сравнительно небольшое значение. Первая общая привилегия была выдана в 1497 г. императором Максимилианом I и затем им повторена и расширена в 1507 г. Этими привилегиями не только повышался статус всех трех Лейпцигских ярмарок – новогодней, пасхальной и михайловской до степени «имперских» ярмарок, но Лейпцигу давалось право «Stapels und Niederlagerecht». Согласно этому праву, не мог существовать на 15 миль вокруг Лейпцига никакой торг, ярмарка или склад, и все товары, за исключением леса, строительного камня и привозимых из Саксонии хлебов, если пересекали границу 15-мильного пространства вокруг Лейпцига, должны были следовать по установленным дорогам (Zollstrassen) в Лейпциг, где по крайней мере 3 дня выставляться на продажу, чтобы получить право дальнейшего следования.

Предоставленные государями привилегии сделали свое дело: если в XIII-XIV вв. Лейпцигская ярмарка имела преимущественно местный характер, то с XV в. ее значение стало все более возрастать.

Развитие производства и увеличение товарооборота требовало соответственного совершенствования оптовой торговли: появилась необходимость в постоянно действующих ярмарках, на которых бы непрерывно формировались рыночные цены по многим группам товаров. В то же время трудности и издержки, связанные с транспортировкой товара к месту торга, заставляли купечество отказываться от торговли крупными партиями наличного товара; дешевле и безопасней было организовывать торговлю по сортам или образцам продукции. Кроме того, все более увеличивающееся число участников ярмарочных торгов требовало новых форм организации товарного и денежного обращения. В частности, во избежание потерь времени на поиск торгового контрагента по определенному виду товаров требовалось выделять на ярмарках специализированные секции (либо устраивать специализированные ярмарки). Возросла необходимость в посредниках для оказания услуг по обмену денег и в поисках контрагентов сделки, в информационных и юридических услугах, в операциях купли-продажи векселей, по складированию товаров, в услугах по переводу с иностранных языков.

Ярмарочная товарная торговля, таким образом, придавала импульс развитию кредитно-денежных операций, способствовала расширению сферы обращения. В связи с тем, что наиболее крупные ярмарки носили международный характер, купцы из разных стран должны были торговать своими товарами в деньгах той страны, на территории которой проходила ярмарка; в то же время хождение имели самые разнообразные деньги, так как право чеканки монет имели даже мелкие феодалы. Поэтому возникла потребность в обмене денег одной страны на деньги другой, то есть зародился и получил развитие особый вид промысла – менялы или банкира (от итал. banco – скамья, лавка менялы). Размен монет находился под контролем правительства. Что же касается вексельного обращения, то в XV и XVI вв. оно существенно отличалось от современного и состояло преимущественно в уравнивании счетов должника и кредитора.

Экономические предпосылки для развития вексельного оборота имели следующую природу: чтобы защитить себя и свой товар от различных рисков, а также с целью повышения его конкурентоспособности за счет снижения издержек и цен, купцы стали пользоваться новой операцией, производимой менялами, — переводом денег по книгам вместо уплаты наличными. Такой способ платежей был безопасен и удобен для купцов. Он предполагал существование вкладов (депозитов) у менял; меняла должен был по первому требованию вкладчика выдать владельцу или третьему лицу указанную сумму наличными деньгами. Если, например, лондонский торговец должен был произвести платеж своему флорентийскому контрагенту, то вместо того, чтобы вести или пересылать деньги из Лондона во Флоренцию, лондонский купец отдавал нужную сумму местному банкиру (меняле) английскими деньгами и получал взамен письмо, то есть вексель, в котором лондонский банкир приказывал своему флорентийскому корреспонденту уплатить флоринами соответствующую сумму флорентийскому купцу. Лицо, в пользу которого был выдан вексель, должно было лично явиться за получением денег от флорентийского банкира. Так в практику расчетов по торговым операциям вошел вексель (от нем. Wechsel – размен) – первая ценная бумага.

Вексельный оборот наиболее динамично развивался между теми городами, которые имели постоянные торговые связи. Так, например, если нужно было купцу из Бреслау уплатить кельнскому контрагенту, то он покупал лейпцигский ярмарочный вексель,3 который затем продавался в Лейпциге и на вырученную сумму покупалась кельнская бумага. Ввиду тесной связи торговых и денежных операций в конце XVI в. два крупных ярмарочных центра Германии – Лейпциг и Франкфурт-на-Майне – действительно имели большое значение во взаиморасчетах по вексельным операциям. В международной торговле Лейпциг был центром вексельного обращения между Германией с одной стороны, и Богемией, Польшей и Россией – с другой, а Франкфурт – между Германией и землями австрийской короны – с одной и Францией и Нидерландами – с другой.

В средневековых городах менялы располагались со своими столами на открытых площадях или под навесами. Здесь проходила оживленная торговля деньгами и кредитами: производился размен денег, перевод денег по книгам, выдавались ссуды под заклад имущества, ссуды под поступления от налогов, таможенных сборов и податей, торговля векселями. Сюда приходили и просто для того, чтобы узнать коммерческие и политические новости, которые аккумулировались у менял благодаря их международным связям.4 Здесь совершались сделки и сюда стекались сведения о надежности и доходности обращавшихся ценностей, о нужде в денежных средствах в данный момент, о кораблях, собиравшихся в торговые экспедиции. Именно здесь, где заключались сделки и концентрировались сведения о спросе, предложении и ценообразующих факторах, формировалось общественно-коммерческое мнение, создавались курсы.

Коммерческие сделки, совершаемые на такого рода собраниях купцов, как правило, носили публичный характер и заверялись нотариусом, что в немалой степени способствовало установлению рыночной цены товаров. Так возникли первые собрания с биржевым характером: венецианские купцы собирались на мосту Риальто (Rialto), флорентийские – в loggia (лоджиях) на рынке Меркато Нуово (Mercato nuovo), генуэзцы – на площади Банки (Piazza de Banchi), каталонские – в Барселонской lonja. В конечном счете такие ежедневные собрания коммерсантов и привели к возникновению категории «биржа» в трактовке как рынка, так учреждения.


1 В русском языке для понятия ярмарки существует только один термин, тогда как в немецком два: Jahrmarkt (ежегодный рынок) и Messe. Эти термины не имеют четкого разграничения, однако считается, что небольшая ярмарка с характером розничной торговли называется Jahrmarkt, а оптовая – Messe.

2 История человечества. – Т.7. – СПб., 1904. – С.91.

3 Обычно форма такого векселя имела следующий вид: «Лондон (такого-то числа). По этому моему первому письму заплатите Мебио во Флоренции столько-то лир, взамен такой же суммы, врученной мне Тицио в Лондоне и запишите ее на мой счет. Прощайте. Семиронио, лондонский банкир. Господину Кайо, флорентийскому банкиру». (Прив. по: Ходский Л.В. Элементарное руководство политической экономии в связи с финансами. – СПб., 1897. – С.84).

4 Следует отметить, что торговля, особенно международная, всегда была связана с длительными и опасными путешествиями, с получением новых знаний и впечатлений. Поэтому рынки еще со времен античности представляли собой важнейший центр общения и средоточения общественной жизни. Рынок почти всегда находился в центральной части античного города и начиная с V в. до н.э. постепенно превращается (первоначально в городах Малой Азии) в строго симметричную площадь, окруженную колоннадой.

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.