Избыточное образование – проблема для экономики

В России принято считать, что образование – вещь исключительно позитивная, весьма полезная для экономики и общества. В последние годы у нас в стране предприняты все возможные меры к тому, чтобы продолжительность процессов обучения выросла. Теперь в средней школе дети учатся не десять, а одиннадцать лет; в вузах повсеместно вводятся магистерские программы 6-летнего обучения. Однако консолидированное мнение преподавателей, работодателей, депутатов, государственных чиновников и служб занятости сходится в одном – уровень подготовки выпускников школ, техникумов и вузов всё более снижается.

Скажем более: расходы федерального и местных бюджетов на образование непрерывно растут, общеобразовательные и специализированные учебные заведения постоянно укрепляют свою материальную базу, повышают заработную плату педагогам и техническим сотрудникам, совершенствуют учебные дисциплины, рабочие программы. В последние 2-3 года многое сделано для улучшения физической подготовки учащихся и студентов, но всё равно министр спорта В. Мутко прямо заявляет, что нормы ГТО прошлых лет совершенно неподъёмны для нынешней молодёжи.

Что же за сюрреалистическая картина наблюдается? Откуда берутся все вышеупомянутые противоречия и что нам делать дальше? Вопросы, надо сказать, совсем не праздные и к тому же весьма затратные. Как-то незаметно мы подошли к незримому рубежу, когда инвестиции в образование стали приносить отрицательные эффекты. Поразмышляем на предмет изменения существующего образовательного вектора и переформатирования общераспространённых догм о несомненной пользе образования.

Начнём с вопроса об оптимальной продолжительности образования. Ещё совсем недавно достаточным уровнем подготовки считалось неполное среднее (8-летнее) образование. Потом обязательной стала десятилетка. Ныне это 11 лет. Но уже вокруг витают разговоры о введении обязательного высшего образования.

Сразу скажем, что с экономической точки зрения – это нонсенс. Во-первых, увеличивая продолжительность обязательного (или добровольного) образования, законодатели отодвигают время вхождения молодых людей в трудовую деятельность. Таким образом меняются пропорции в численности производителей и потребителей (иждивенцев). При неблагоприятной демографической ситуации это усугубляет хозяйственные потери и препятствует экономическому росту.

Второй момент связан с таким естественным процессом, как забывание, утрата усвоенных знаний. Чем продолжительнее обучение, тем большее влияние данного фактора. Зачастую школьники старших классов или студенты-старшекурсники не помнят то, что проходили год-два назад. С этим распространённым явлением знакомы все, кто участвовал в тестах по контролю «остаточных знаний». Более того, особенно быстро забываются те сведения, которые не имеют практических выходов для обучающихся – например, дифференциальное и интегральное исчисление, иностранный язык, которым не пользуешься и т.д. Длительные каникулы лишь способствуют процессам размывания знаний.

В-третьих, следует отметить способности школьников и студентов. Часть из них, 5-10%, имеют отличные интеллектуальные данные, 25-30% — хорошие, ещё столько же – удовлетворительные, остальные – плохие и очень плохие. Глупо учить школьников и студентов, для которых учёба – это настоящее наказание. Сразу вспоминаются времена Петра I, когда учащиеся были в постоянных бегах, их ловили, наказывали, сажали в карцер, штрафовали, но они снова убегали и всё воспроизводилось на новом уровне.

Молодых людей, не желающих учиться, не следует насильно заставлять делать это – тем более, что современная экономика не требует от многих профессий больших знаний и профессионализма. Разделение технологий на отдельные операции упрощает работу до предела – кассиру в гипермаркете даже не надо уметь считать, требуется лишь сканировать товар и давать сдачу. Водителям троллейбусов или маршрутных такси также не нужна высшая математика или теория относительности. Не требуется всё это сантехникам, продавцам, менеджерам по продажам, сварщикам, парикмахерам, сборщикам конвейерного производства.

Конечно, может случиться и так, что человек вдруг почувствует потребность в повышении квалификации или уровня знаний. В таком случае он всегда может продолжить обучение, но уже на осознанном уровне, без внешнего принуждения.

В-четвёртых, люди, имеющие высокий уровень образования, имеют, как правило, такой же высокий уровень притязаний. Люди с дипломами инженеров, врачей, педагогов, кандидатов и докторов наук, не хотят идти на обычные рабочие места – не для того учились. В то же время количество квалифицированных рабочих мест (именно таких мест президент В. Путин собирался создать 25 млн. единиц) в российской сырьевой экономике ограничено. Не найдя себе достойного места, образованные люди идут, скрепя сердце, на рабочие места, что порождает внутренне недовольство и насмешки окружающих. Воистину, кто умножает знания, тот умножает печали.

Однако отечественная система просвещения не обращает ни малейшего внимания на все вышеперечисленные процессы, продолжая штамповать «образованных» выпускников с соответствующими документами на руках. Раскрученный годами маховик никак не может остановиться, продуцируя мало востребованную и дорогую рабочую силу (не будем здесь говорить о людях, затративших на своё обучение значительные суммы, которые они не в состоянии будут вернуть даже частично).

Какие же выводы следует сделать из существующих ныне тенденций? Их, на наш взгляд, несколько.

  1. Следует сделать российское образование более сжатым и многоступенчатым. Процесс растягивания его во времени не ведёт к повышению качества рабочей силы и увеличению объёма профессиональных знаний.
  2. Российское образование необходимо сделать более рациональным и менее затратным. На место больших учебных заведений (типа Федеральных университетов) должны прийти более мелкие и специализированные. Они должны готовить работников нижнего и среднего звена в реальных производственных условиях (по типу заводов-втузов). На ненужность длительного профессионального образования указывал ещё в 1930-х годах А.К. Гастев, достигший невероятных успехов в системе подготовки кадров для промышленности и сферы научной организации труда.
  3. Набор учебных дисциплин в школе, техникумах и вузах должен быть пересмотрен. Растянутые во времени предметы должны быть сжаты до разумных пределов. В то же время обязательно должны присутствовать такие дисциплины, как общение с окружающими (например, по Д.Карнеги), основы бизнеса.

Полагаю, что сокращение времени первого образования российской молодёжи пойдёт экономике и обществу на пользу. Параллельно следует разукрупнять учебные заведения (особенно вузы), вводя в состав учредителей и наблюдательного совета бизнесменов и практиков. Эта технология снизит уровень бюрократизма и повысит гибкость образовательной системы.

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.