Власть и оппозиция в современной России: каких трендов ожидать?

Протестное движение

Протестное движение

С отставкой Б.Н.Ельцина и приходом к власти В.В.Путина в 1999 году протестная активность российского населения явно пошла на убыль. Постепенное решение ряда насущных проблем того времени, к числу которых относятся военный конфликт в Чечне, задержки и невыплаты зарплат, местный сепаратизм, высокая инфляция, обусловило сначала стабилизацию, а затем и позитивную динамику экономической и политической ситуации в стране.

Вместе с ростом мировых цен на нефть, которые в кризисном 1998 году спускались до уровня в 9,5 долл. за баррель, стал постепенно расти жизненный уровень россиян, которые на протяжении 2000-2011 гг. неизменно поддерживали власть в лице В.Путина и партии «Единая Россия». Достаточно вспомнить конец 2007 – начало 2008 гг., когда депутаты Госдумы и многочисленные сторонники В.Путина предлагали ему остаться у власти. Под его кандидатуру предлагалось изменить Конституцию РФ – и можно не сомневаться, что на тот момент конституционное собрание практически единогласно поддержало бы действующего президента.

Однако следует отдать должное В.Путину, который предпочел остаться в правовом поле и отказался от заманчивых перспектив стать пожизненным президентом. Его авторитет на момент объявления имени преемника был таков, что за названную им кандидатуру Д.А.Медведева легко проголосовало две трети населения.

Ситуация в стране оставалась более или менее стабильной даже в период экономического кризиса 2008-2010 гг., когда уровень безработицы существенно повысился, а спад производства (особенно в машиностроении) исчислялся десятками процентов. Конечно, определенные эксцессы в виде недовольства монетизацией льгот или обусловленные некоторыми другими причинами имели место; КПРФ и другие оппозиционные партии неизменно протестовали и проводили митинги, манифестации или пикетирование государственных учреждений. Но они не носили ожесточенного характера, связанного со схватками с полицией и потасовками.

Определенным рубежом стал декабрь 2010 года, взбудораживший общественное мнение нашей страны. Как-то вдруг на фоне общей умиротворенности произошел мощный всплеск протестной активности в среде спортивных болельщиков, к которым примкнули большие группы молодежи и подростков. На улицах Москвы и других городов России были отмечены вспышки насилия, в которых участвовало даже не сотни, а тысячи юношей и девушек. Были отмечены стычки с милицией, ОМОНом, массовые драки на национальной почве с применением холодного и травматического оружия.

Внешним поводом к внезапным яростным выступлениям стал национальный вопрос, который приобрел гипертрофированные формы в нашей российской действительности. Недовольство граждан усугубил момент коррумпированности милиции, надзорных и контролирующих структур, которые за вознаграждение применяли закон избирательным образом. За этой явной причиной незримо присутствовала тема коррупции во властных структурах.

Отвечая тогда же, в декабре 2010 года на вопросы россиян, глава Правительства РФ В.Путин заметил, что в подобных ситуациях, как на Манежной площади или в станице Кущевской, провалилась не только милиция, но и все прочие органы государственной власти – прокуратура, ФСБ, местная администрация.

Однако тогда, в конце 2010 года, все выглядело не так мрачно. Казалось, что разовые всплески недовольства граждан – лишь случайные события, но никак не предвестники нарастающей волны протестной активности.

Однако ровно через год, в декабре 2011 года, когда прошли очередные выборы в Государственную Думу, волна народных манифестаций вновь выплеснулась на улицы в еще более значительных масштабах. Массы протестующих людей с лозунгами о проведении честных выборов поразили воображение даже видавших виды политических обозревателей и иностранных корреспондентов. Впоследствии и действовавший на тот момент Президент РФ Д.Медведев признал, что для власти такой ураган гражданской активности и беспрецедентная численность протестующих оказалась колоссальным сюрпризом, которую нельзя объяснить лишь подкупом манифестантов иностранными агентами.

Казалось бы, все точки над «i» должно было поставить избрание В.Путина на новый президентский срок, который победил своих основных конкурентов со значительным отрывом. Но протестная активность, хотя и несколько снизила свою интенсивность, все же не сошла на нет. Отдельные депутаты Госдумы (Г.Гудков, Д.Гудков, И.Пономарев) и лидеры несистемной оппозиции (А.Навальный, С.Удальцов, Б.Немцов, Г.Каспаров и некоторые другие) не стали снижать накала пропагандистской работы, призывая своих сторонников продолжать оказывать давление на власть. Это обстоятельство вызвало большие озабоченности в Кремле.

И это с точки зрения как политической, так и социально-экономической, вполне понятно. Логично было бы предположить, что В.Путин, уверенно выигравший выборы и сформировавший новое правительство, получил мандат доверия народа – причем преобладающей его части. Однако определенная часть граждан страны не желает мириться с этим фактом и продолжает покусывать власть различными способами – через интернет, уличные шествия и марши несогласных, через оппозиционные СМИ.

Перед Президентом РФ в связи с этим возникают альтернативы:

а) «не замечать» протестующих;
б) разгонять их силовыми методами;
в) вступить с лидерами протестующих в конструктивный диалог;
г) шельмовать и дискредитировать наиболее видные и одиозные фигуры оппозиционного движения.

Выбор, вставший перед руководителями страны, действительно, весьма не прост. Если «не замечать» протестующих, то это может привести к разрастанию этого нового движения, которое станет популярным и даже модным среди определенной части населения. В преддверии повышения тарифов на услуги ЖКХ, в моменты ослабления российского рубля, понижения цен на нефть или всплесков инфляции, движение «недовольных маргиналов» может получить мощное подкрепление из числа людей, воздерживающихся ныне от уличных протестов. Таким образом, следует методами «мягкой силы» и правового инструментария сбить накал уличных выступлений.

Разгонять манифестантов с помощью полиции и ОМОНа также не самое лучшее решение. Насилие может породить ответную реакцию. Пролитая кровь ожесточит обе стороны и радикализует выступления. Полагаю, что никто не хочет появления партизанского движения и образования сети террористических групп.

Кроме того, в случае применения силовых акций против протестующих усилится критика российских властей со стороны западных демократий. А это не останется без внимания иностранных инвесторов, которые продолжат выводить капитал за пределы России.

Налаживание диалога с оппозицией – дело весьма непривычное для нашей политической элиты. Всякие попытки нахождения компромисса воспринимается как слабость. В конце концов – кто они такие, чтобы с ними разговаривать? За нынешнюю власть проголосовала вся страна, Президент РФ был избран в первом туре – значит у исполнительной власти на руках карт-бланш на проведение той политики, которую она считает целесообразной. Да и потом – что им предложить – посты в Правительстве, губернаторские кресла или что-то еще? Все будет, вероятно, напрасно и оппозиционеры будут продолжать кусать руку дающего.

Дискредитация лидеров оппозиционного движения – очень старый и проверенный способ в политической борьбе. Но он был эффективен в доинтернетовские времена. Сейчас у оппозиции имеется хорошая поддержка в Сети. Руки, конечно, опускать не стоит – можно попытаться завалить лидеров протестного движения судебными исками, черным компроматом и прочими испытанными средствами. Но не факт, что оппозиционеры не сделают из всего этого информационный повод для собственного пиара и продвижения своих идей.

Проанализировав все эти варианты, властная элита выбрала меньшее из зол – закон об ужесточении санкций за нарушения на митингах. Понятно, что суммы в 300 тыс. руб. для физических лиц и 600 тыс. для должностных лиц должны охладить пыл митингующих оппозиционеров.

Однако такое правовое решение также вызывает противоречивые реакции. Так, по опросам ФОМ увеличение штрафа одобряет 29% населения и не одобряет 37%. При этом 32% опрошенных заявляют, что протестных акций не станет меньше, а оппозиционеры найдут иные способы выразить свой протест.

Каковы же сценарии дальнейшего развития политической борьбы между властью и оппозицией? Какие формы примет новый этап противостояния и состоится ли он вообще?

Чтобы получить достоверные ответы на поставленные вопросы нам следует обратить свой взгляд на причины поддержки оппозиции, представленной самой широкой гаммой политических и идеологических взглядов.

Помещая в фокус внимания количественный и качественный состав протестующих граждан, мы увидим, что это не самая бедная часть населения, доведенная до отчаяния нуждой и поборами. Это далеко не тот классический пролетариат, который, по мнению К.Маркса, является могильщиком рыночной экономики. Более того, это граждане с достаточно высоким уровнем дохода и образования, которые часто бывали за границей на отдыхе и по делам бизнеса. Обстановка отчасти похожа на ту, которая сложилась после Отечественной войны 1812 года, когда многие российские дворяне и военные побывали в Европе и сравнили уровень жизни народа на родине и за рубежом. Результатом такого сравнения была Сенатская площадь, на которую декабристы вывели войска против царского режима.

Расширение деловых и культурных контактов в результате глобализации и развития скоростного интернета в нашей стране порождает новую социальную и политическую реальность, к которой депутаты и многие чиновники никак не могут адаптироваться. Повсеместное проникновения дивайсов в нашу жизнь делает рядовыми событиями такие феномены, как фиксирование на видеокамеры телефонов акты неподобающего поведения должностных лиц, нарушения правил дорожного движения чиновниками всех уровней, получение взяток, пьяных танцев и нецензурщины на вечеринках должностных лиц. Власти надо что-то противопоставить против подобных фактов, выставленных в интернете. Это что-то – принятие соответствующих мер, чего как раз и не хватает.

Граждане нашей страны по непонятным для власти причинам перестали индифферентно относится к событиям, напрямую их не касающихся. Почему вдруг за державу стало обидно, хотя еще недавно преобладал лишь глухой протест?

Говоря словами философов, произошел дискретный переход от количества к качеству. За последние годы значительно повысился уровень образования населения, его мобильность, доходы, усовершенствовались и размножились средства коммуникации. Общественное мнение в России и доминирующие настроения формируются уже не так, как это было 7-10 лет назад.

Структура потребностей россиян стала менять свой состав. Наиболее насущные потребности в целом удовлетворены и формируется запрос на атрибуты более высокого уровня – на справедливость, честность, приобщенность к какой-либо политической, общественной или профессиональной группе.

Указанные движения происходят подчас подспудно, на уровне коллективного бессознательного. Социологические опросы и фокус-группы не всегда фиксируют такие изменения. Отсюда и неожиданные результаты.

Сейчас мы находимся в очень интересной стадии развития нашего общества, в которой кристаллизуются новые интересы и потребности, бывшие ранее весьма аморфными и пластичными. Подчас социологами и политологами высвечивается только одна часть проблемы, оставляя в тени всю подводную часть айсберга. Будущие события и дальнейшие исследования дадут нам новую платформу для исследований и прогнозов

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.