Культурная революция и экономическое развитие Воронежской области в 1928-1940 гг.

Важнейшей составляющей экономического развития Воронежского края в довоенное время была, наряду с индустриализацией и коллективизацией, стала культурная революция. По замыслу В.И. Ленина, культурные преобразования должны были стать основой для создания нового советского человека — с качественно иной системой ценностей, моралью, поведением, отношением к труду, науке, искусству, образованию, досугу. Всё низменное и недостойное должно было остаться в прошлом — пьянство, преступность, неграмотность, невежество, неравенство полов. Помимо этого, рабочий класс и  трудовое крестьянство должны были освободиться от влияния религии любой конфессии. Материализм и пролетарский интернационализм коммунистического типа  должен был стать ведущей идеологией, вытеснив из умов людей философию вражды, обогащения, капиталистического индивидуализма, эксплуатацию человека человеком.

Как видим, задачи по изменению общества были намечены партией большевиков грандиозные. Воплощать их в жизнь во вновь образованной в 1928 году Центрально-Чернозёмной области власти стали активно и решительно. Воронежская область и город Воронеж как столица ЦЧО были в известном смысле витриной культурных преобразований для многих областей Центральной России.

Культурную трансформацию общества партия проводила по целому ряду направлений. Начнём с кинематографа как главнейшего инструмента формирования нового человека, поскольку Ленин указывал, что «важнейшим из всех искусств для нас является кино».

Первые кинотеатры (их до революции называли электротеатрами) появились в Воронеже в 1910-х годах. Наиболее крупными и известными были «Увечный воин», построенный в 1917 году и переименованный при новой власти в «Пролетарий», и «Ампир», ставший впоследствии «Спартаком». Позже к ним присоединились клубные кинотеатры — ДК паровозоремонтного завода им. Дзержинского, ДК им. Карла Маркса, Дом Красной Армии им. К.Е. Ворошилова и ряд других.

Дом Красной Армии им. К.Е. Ворошилова. Вид в довоенное время. После войны реконструирован в Дом офицеров.

Дом Красной Армии им. К.Е. Ворошилова. Вид в довоенное время. После войны реконструирован в Дом офицеров.

Кино в 1920-х и 1930-х годах вызывало у воронежского зрителя огромный интерес — тем более, что многие люди прибывали в столицу Черноземья из сельской глубинки, где кинокартин никто ранее не видел. Как мы упоминали выше, всего за 13 лет — с 1925 по 1937 гг. население Воронежа практически утроилось — в основном, за счёт приезжих. Эти люди с удовольствием ходили в кино, одновременно проникаясь идеями социализма. Умелая агитация через большой экран приносила государству не только лояльных граждан, но и немалые доходы. В качестве иллюстрации сказанного приведём некоторые цифры.

ДК им. К. Маркса. Воронеж Начало 1930-х гг.

ДК им. К. Маркса. Воронеж Начало 1930-х гг.

Так, с 1 января по 31 декабря 1936 года кинотеатры Воронежа посетило 2 млн. 275 тысяч зрителей. Наибольшим успехом пользовались кинофильмы «Мы из Кронштадта», «Партийный билет», «Дубровский», «Подруги» и другие, не снимавшиеся с экрана по месяцу и более. В предыдущем, 1935 году, кинотеатры города посетило 1 974 700 кинозрителей. [1]

Большой популярностью у воронежцев пользовался театр. На начало 1920-х годов в городе действовало три театра — Большой, Малый и Свободный. Первые два являлись драматическими. Большой располагался в старом театральном здании на площади Никитина — там же, где и сейчас (см. фото ниже).

Большой советский театр Воронежа. Ныне - Драматический театр им. А.В. Кольцова

Большой советский театр Воронежа. Ныне — Драматический театр им. А.В. Кольцова

Малый театр находился в бывшем Народном доме (см. фото ниже). Свободный театр, где проходили оперные и балетные постановки, находился на углу улиц Ф. Энгельса и Комиссаржевской.

Воронежский Народный дом. Воронеж. Начало ХХ в. Здание не сохранилось

Воронежский Народный дом. Воронеж. Начало ХХ в. Здание не сохранилось

Следует отметить, что в Воронеже был ещё и летний театр, который располагался в Первомайском парке. Однако, по сообщению газеты «Коммуна» от 2 ноября 1929 года, он сгорел до основания.

В 1931 году в Воронеже был основан театр музыкальной комедии (ныне – театр оперы и балета), в 1932 году появляется Театр юного зрителя, который позже был переименован в Молодой театр. При Молодом театре начинает работать театр кукол, который позже станет самостоятельным и обретёт собственное здание. В 1937 году открывается Борисоглебский драматический театр, который вырос из колхозно-совхозного театра.

Нельзя не сказать и о том, что по всей Воронежской области действовали сельские театральные труппы и драматические кружки. В Воронеже многие общеобразовательные школы имели свои театральные коллективы, поскольку ещё 24 октября 1921 года, художественный подотдел Воронежского губернского политпросвета признал «крайне желательным и необходимым» устройство детских спектаклей в 4-ю годовщину Октябрьской революции. [2].

С позиций сегодняшнего дня данное решение воронежских революционных властей выглядит достаточно странным – в период разгула бандитизма, разрухи, гражданской войны, голода – устраивать театральные представления с участием детей. Однако задачи коммунистической пропаганды и воспитания новой культуры требовали именно такого подхода – в самые трудные времена проявлять твёрдость духа и направлять творческий порыв в создание общества будущего, без классовой эксплуатации, с качественно иным мировоззрением и ненавистью к врагам революции. Дети и взрослые получали в подобных мероприятиях огромный заряд энтузиазма, который оставался в их памяти и сердцах на всю жизнь.

Следует отметить, что некоторые детские театральные коллективы работали весьма профессионально — так, например, 10 февраля 1937 года, драматический кружок Воронежского Дворца пионеров к 100-летию со дня смерти А.С. Пушкина, показал публике спектакль «Борис Годунов». Эту сложнейшую пьесу мирового репертуара школьники осуществили под управлением руководителя кружка, режиссёра Воронежского областного театра драмы С.Н. Воронова. [3]

Поскольку репертуары профессиональных, народных, сельских и детских театров были составлены под коммунистическое и патриотическое воспитание, действовал этот культурно-образный механизм также эффективно, как и кино.

Составной частью культурной революции была борьба с неграмотностью (ликбез). Большевики справедливо полагали, что обучение чтению и письму — большой шаг к дальнейшему совершенствованию человека, который сможет читать книги, газеты, заводские многотиражки, боевые листки, транспаранты на улицах, быть более подкованными в идеологическом и политическом смысле.

Так выглядела заводская многотиражка. 1932. Фото из Госархива Воронежской области

Так выглядела заводская многотиражка. 1932. Фото из Госархива Воронежской области

В рамках этого направления в Воронеже открывались библиотеки и избы-читальни на селе. Поскольку к середине 1920-х годов в области стало появляться проводное радио, избы-читальни по мере возможности радиофицировались. Так, 25 октября 1926 года, президиум Воронежского губисполкома постановил предложить и уездным исполкомам включить в сметы уполитпросветов на 1926/27 операционный год расходы на устройство одного радиоприёмника в уездном центре и по одному радиоприёмнику в трёх избах-читальнях на каждый уезд и вести радиофикацию с таким расчётом, чтобы к 10-ой годовщине Октябрьской революции каждая изба-читальня имела радиоприёмник с громкоговорителем. [4]

Проявляли руководители ЦЧО заботу и о культурном досуге рабочих и служащих воронежских предприятий, а также членов их семей. 7 июля 1929 года на базе бывшего Ботанического сада, именуемого в народе «Ботаникой», был торжественно открыт Центральный парк культуры и отдыха имени Л.М. Кагановича.

Центральный парк Культуры и отдыха Воронежа им. Кагановича в советское время

Три года спустя, в сентябре 1932 года, рядом с Центральным парком был построен и введён в эксплуатацию первый в городе стадион, получивший название «Динамо». В довоенное время это было крупное спортсооружение, вмещавшее 20 тысяч зрителей. После Великой Отечественной войны стадион «Динамо» был возрождён в гораздо меньших масштабах.

Стадион "Динамо" в довоенное время

Стадион «Динамо» в довоенное время

Большое внимание в воспитании нового человека уделялось визуальной культуре и градостроительству. Разорвать связь с прошлым миром несправедливости и эксплуатации должен был новый образ городских зданий, улиц, памятников культуры и искусства (под снос в 1919 году чуть было не попал памятник Петру I как символ самодержавия). Самым простым в этой объёмной программе было переименование площадей, проспектов, улиц, предприятий города. Более сложной была задача расчистки одноэтажной застройки, создания величественных зданий партийного и общественного назначения, выделения пространств под скверы и парки.

Кольцовский сквер и часть площади Ленина (со второй половины 1930-х гг. - площади 20-летия Октября). Конец 1920-х гг. На площади ещё стоит водонапорная башня, но новые многоэтажки уже появляются.

Кольцовский сквер и часть площади Ленина (со второй половины 1930-х гг. — площади 20-летия Октября). Конец 1920-х гг. На площади ещё стоит водонапорная башня, но новые многоэтажки уже появляются.

Коммунистические власти Воронежской области не просто заботились о полноценном отдыхе и досуге трудящихся, но и хотели поставить вопрос создания благоприятной городской среды на научную основу. Тема новой архитектуры и благоустройства обсуждалась не только в кругах депутатов, общественных, комсомольских и партийных организациях, но и выносилась на экспертный уровень.  Так, 3 января 1934 года, в Воронеже открылась Межкраевая конференция по городскому благоустройству и организации культурного быта населения. Местом проведения представительного форума стал Дом Красной Армии (см. фото выше). Участниками данного форума были представители 14 городов Советского Союза: Воронежа, Горловки, Горького (Н. Новгорода), Иваново, Липецка, Минска, Ростова, Свердловска (Екатеринбурга), Смоленска, Сталинграда (Волгограда), Старого Оскола, Тамбова, Тулы и Шахт.

Основные тезисы, которые выдвинули на конференции воронежские представители, состояли в следующем:

— В каждую квартиру рабочего – электрическую лампочку и радиорепродуктор;

— Ни одного неграмотного рабочего на производстве;

— Каждой улице города – тротуар, центральной улице – асфальтированную мостовую.

И, надо сказать, заявленные тезисы были в короткое время воплощены в жизнь.

Так в начале ХХ века выглядела Кольцовская улица.

Так в начале ХХ века выглядела Кольцовская улица.

В сентябре 1939 года в Воронеже была заасфальтирована улица Карла Маркса. 16 сентября этого же года начались работы по асфальтированию улицы 20-летия Октября. В конце 1920-х — начале 1930-х годов на улицах Воронежа стали появляться первые маршрутные автобусы, для комфортного движения которых нужны были дороги с твёрдым покрытием. А для пассажиров, многие из которых приехали из дальних сёл и впервые увидели хорошие дороги, многоэтажные здания, маршрутные автобусы — это был культурный шок, который позже преобразовывался в твёрдую веру в благоприятное будущее.

Маршрутные автобусы на улицах Воронежа. !930-е гг.

Маршрутные автобусы на улицах Воронежа. !930-е гг.

Первыми заасфальтированными пространствами были центральные проспекты и улицы; что же касается окраин, то там были почти исключительно грунтовые дороги, иногда с дощатыми тротуарами. Асфальтирование было чрезвычайно важным не только с точки зрения движения городского транспорта и пешеходов, но было большим шагом в культурно-гигиеническом, экономическом и эстетическом плане, поскольку чистота воспитывала новое мировоззрение, свидетельствовала о прогрессе в городских технологиях, гармонировала с новым обликом зданий.

В апреле 1930 года в Воронеже появились первые автомобили скорой помощи. Они стали постепенно вытеснять конные кареты медпомощи, перевозившие больных людей. Это новшество также положительно влияло на культуру общества, указывало на заботу власти о населении.

Первые автомобили скорой помощи. 1930-е гг.

Первые автомобили скорой помощи. 1930-е гг.

Нельзя не отметить и характерную для 1920-х и 1930-х годов тенденцию борьбы с церковными верованиями. Поскольку коммунистическая идея представляла своего рода светскую религию, она неизбежно сталкивалась в основах мировоззрения и постулатах веры с православием и другими конфессиями. В Воронеже антирелигиозная кампания тех лет протекала особенно активно — от создания в 1931 году антирелигиозного радиоуниверситета,  антирелигиозных школ и пропагандистских курсов, до учреждения в апреле 1933 года антирелигиозного музея в Покровской церкви Воронежа и публичного вскрытия мощей святого Митрофания в 1930 году в присутствии 25 тысяч воронежцев.

Стоит подчеркнуть, что на отмеченный период советской и воронежской культуры приходится пик борьбы с церковью и священнослужителями — после Великой Отечественной войны (в период которой церкви были переполнены) гонения ослабли и уже к 1970-м годам сошли на нет. Хотя в послевоенное время некоторые церкви использовались как общежития для пленных немцев и производственные цехи (см. Превращение храма в цех).

Храм Рождества Христова на Левом берегу, который в 1930-е использовался как клуб. После войны в нём размещались пленные немцы, а с 1949 года храм стал цехом завода "Автозапчасть".

Храм Рождества Христова на Левом берегу, который в 1930-е использовался как клуб. После войны в нём размещались пленные немцы, а с 1949 года храм стал цехом завода «Автозапчасть».

Подводя некоторые итоги культурной революции в довоенном Воронеже и Воронежской области, констатируем, что изменения в сознании воронежцев за 10-15 лет были фундаментальными — Советской власти удалось за столь короткий срок внести кардинальные изменения в мировосприятие и сознание людей, в их поведение и отношение к жизни, в образовательный и воспитательный уровень, в целевые и карьерные установки, в экономическую, речевую, информационную и всякую иную культуру. В Великую Отечественную войну Воронежская область вступила как глубоко советская и идеологически единая территория — в этом смысле показателен тот факт, что фашистам не удалось в захваченном правобережье Воронежа создать ни одного подразделения полицаев, несмотря на террор, расправы над мирным населением и массовые расстрелы. Воронежцы показывали чудеса героизма на фронте и в тылу по собственной воле, а не по принуждению. Ударничество и стахановское движение того времени — это тоже плод удачно проведённой культурной революции.

Скажем более того, даже сейчас, к 2020-м годам, когда рынок, казалось бы, победил социализм, население нашей страны всё чаще возвращается к мысли о правильности пути, на который стала страна в трудное предвоенное время. Культурная революция тех лет не сдаёт своих позиций и сейчас, в век глобализации и цифровизации экономики.

Источники:

  1. Коммуна. 1937. 6 февр.
  2. Государственный архив Воронежской области, ф.1, оп.1, д. 380, л.14.
  3. Коммуна. 1937. 4 марта.
  4. Государственный архив Воронежской области, ф.1, оп.1, д.1717, л.11.
  5. Архивная служба Воронежской области

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.