Воронежская экономика в 2000-2017 гг.

Стройка на месте Воронежского гормолзавода №1

Старое и новое: новостройка на месте Воронежского гормолзавода №1. 2014.

Период развития воронежской экономики в 2000-2017 гг. весьма интересен в том плане, что за сравнительно короткое время был пройден гигантский путь в аспекте изменения рыночной психологии хозяйствующих субъектов, отношения к малому предпринимательству, к собственности, к потребительскому и ипотечному кредитованию. За эти годы масса воронежцев смогла побывать за рубежом в деловых поездках, на работе и на отдыхе, своими глазами увидеть мир, сравнить уровни жизни, оплаты труда, налогов, условий ведения бизнеса. Воронеж и населённые пункты области разительно изменились — в визуальном, информационном, культурном, социальном плане.

Отметим и то, что события на Украине после майданного переворота 2014 г., боевые действия в соседних с Воронежской областью территориях Луганской и Донецкой народных республик внесли свою лепту в политическое сознание, оказали известное давление на местные рынки труда. В то же время экономические санкции западных стран за «агрессию против Украины» и присоединение Крыма активизировали сельское хозяйство Воронежской области, придали импульс импортозамещению, развитию аграрной, пищевой и обрабатывающей отрасли региона.

Остатки завода им. Ленина идут на слом. 2014.

Остатки завода им. Ленина идут на слом.

Но отмотаем ленту событий назад и вернёмся к началу 2000-х годов. В это время предприятия Воронежа и области только начали восстанавливать свою работоспособность после дефолта 1998 г. и последовавшей за ним четырёхкратной девальвацией рубля.

Надо сказать, что не все воронежские предприятия смогли выдержать столь мощные потрясения. Так, в 2001 г. прекратил свою работу такой многолетний флагман воронежской индустрии, как завод им. Ленина (в дореволюционное время носивший имя завода Столля). Казалось бы, продукция предприятия, которое к началу 2000-х годов называлось по своему профилю — АО «Упаковочные машины», нужна была набиравшему силу бизнесу — молочным и кондитерским предприятиям, производителям косметики и бытовой химии, фасовщикам сыпучих материалов и полуфабрикатов. Но нет. Действительность оказалась иной.

Воспользовавшись тем, что завод находился в самом центре города, руководители данного акционерного общества продали землю под предприятием и часть зданий (в том числе заводоуправления) застройщикам и новым собственникам. Такая операция оказалась выгодней, чем непрерывное сражение за потребителя и рынки, борьба с конкурентами за своё место под солнцем (см. фото остатков завода им. Ленина на фоне жилых новостроек). Ведь земля в центре мегаполиса — настоящее сокровище для компаний, строящих и продающих элитное жильё, гипермаркеты, бизнес-центры, гостиничные и развлекательные комплексы.

Отметим, что мы не зря привели данный пример как показательный, поскольку он характеризует не только процесс ликвидации важного предприятия, но и составляет часть тенденции, которая отчётливо прослеживается и на других значимых предприятиях столицы Черноземья.

Одно из уцелевших зданий завода им. Ленина

Одно из уцелевших зданий завода им. Ленина с мемориальной доской на стене. 2013.

Так, в середине 2000-х годов прекратил свою работу и был распродан по частям воронежский концерн «Энергия», которому также «посчастливилось» расположиться в центре города. Привлекательная локализация в районе городского цирка, на площадке, ограниченной улицами 20-летия Октября и улицей Кирова, привела к уничтожению производственной площадки и возведению здесь зданий торгового, финансового и офисного назначения.

Нельзя не отметить и модифицированные схемы продажи и ликвидации промышленных предприятий в центре городской агломерации. Таковых всего три:

  • во-первых, это сознательная продажа промышленной площадки застройщикам с последующим переносом бизнеса на новое место (туда, где земля более дешёвая);
  • во-вторых, продажа или сдача в аренду части производственных площадок бывших индустриальных гигантов Воронежа, поскольку объёмы выпуска повсеместно упали в разы (как, например, на экскаваторном заводе им. Коминтерна или на ПО «Электроника»;
  • в-третьих, переоборудование заводов под технопарки или инновационные центры разного типа (что произошло с Воронежским заводом строительных алюминиевых конструкций (ВЗСАК) и электроламповым заводом).
ВЗСАК, перепрофилированный под технопарк.

ВЗСАК, перепрофилированный под технопарк. 2013.

По первой модели последовали такие предприятия, как Гормолзавод №1 (ставший в 2005 г. «Молвестом»), завод «Воронежсельмаш» и Жиркомбинат (реорганизованный в ООО «Финист»). Владельцы названных бизнесов после осмысления сложившейся ситуации решили, что занимаемая их предприятиями земля может быть продана застройщикам за хорошие деньги. Вырученные средства можно будет использовать на другой производственной площадке, где стоимость земли ниже. Таким образом, полученные от продажи деньги можно использовать на закупку нового оборудования и технологий, почти не прибегая к банковским кредитам. Иными словами, можно купить новый завод аналогичного профиля при удачной продаже земли под старым предприятием.

Технопарк "Содружество"

Технопарк «Содружество»

Так, при переносе устаревшего Воронежского жиркомбината, на его былом месте возник целый микрорайон, где жители больше не ощущают неприятных запахов, коими «славилось» данное предприятие (см. фото ниже).

Остатки жиркомбината в центре Воронежа. 2014.

Остатки жиркомбината в центре Воронежа. 2013.

Не исключено, что в недалёком будущем по описанному нами пути пойдёт и Воронежский мясокомбинат, который в последние годы сильно сдал рыночные позиции. Его удачное месторасположение по ул. Ворошилова, несомненно, будет интересно для застройщиков — также, как это было с трамвайным парком, располагавшимся рядом с Жиркомбинатом и с троллейбусным депо по ул. Домостроителей (на его месте ныне красуется гипермаркет «Карусель»).

Торговый центр "Карусель" на месте троллейбусного депо. 2014.

Торговый центр «Карусель» на месте троллейбусного депо. 2014.

Что же касается второй схемы высвобождения части производственных площадей на крупных предприятиях города, то здесь ситуация сложилась несколько иная. Под строительство предприятий в советское время земель не жалели. Да и предприятия эти строились на окраинах, которые лишь спустя десятилетия оказались в центральных районах. Так было, например, со станкостроительным заводом им. Калинина, «Электросигналом», с ПО «Электроника», экскаваторным заводом им. Коминтерна.

Так выглядел завод им. Калинина к июню 2013 года.

Старое и новое: так выглядел Воронежский завод им. Калинина к июню 2013 года.

После распада Советского Союза и ликвидации системы централизованного планирования выяснилось, что прежние объёмы, например, станков, телевизоров или экскаваторов больше не нужны. Не требовались больше и значительные производственные площади. Излишки можно было продать или сдать в аренду. Новые владельцы заводов так и поступали.

Третья модель — создания на базе предприятий технопарков — действовала в основном там, где земля была существенно дешевле, чем в центральных частях агломерации. Застройщикам такие территории были менее интересны. Поэтому здесь организовывались технопарки, какие-либо совместные предприятия или же предприятия просто бросались — как, например, завод «Процессор» (см. фото).

Завод «Процессор» в 2012 г.

Завод «Процессор» в 2013 г.

Рассматривая трансформацию воронежских предприятий нельзя оставить без анализа и ещё одну тенденцию — перехода многих воронежских предприятий под управление московских или зарубежных инвесторов. Это отдельная многогранная история воронежской экономики, имеющая различные продолжения после покупки сторонними лицами. Здесь есть как положительные, так и обескураживающие иллюстрации.

Известно, что после распада СССР и открытия границ для иностранных товаров, на российский рынок хлынул поток зарубежной электроники и бытовой техники. Хорошее соотношение показателя «цена — качество» импорта бумерангом ударило по воронежским телевизорам «Рекорд» и ВЭЛТ, магнитофонам и видеомагнитофонам производства ПО «Электроника», по производителю компьютеров и ПО к ним заводу «Процессор», изготовителям радиоэлементной базы и комплектующим изделиям. Указанные предприятия попали в крайне неблагоприятные экономические условия, усугубившиеся финансовой нестабильностью и отсутствием инвестиций. В этих условиях покупка наших предприятий зарубежными инвесторами воспринималась как манна небесная. Показательной в этом смысле является статья в газете «Коммерсант» под названием «Голландцы спасли город от социального взрыва«, где описывается приобретение голландским концерном Philips завода по производству кинескопов АО «Воронежская электронно-лучевая трубка» (ВЭЛТ).

Стеклотарный завод "Раско"

Стеклотарный завод «Раско»

Однако вся эта история закончилась весьма плачевно. Голландцы в конке концов отказались от реновации предприятия и оно стало технопарком «Содружество». Рядом с ним расположился стеклотарный завод, обустроенный в цехах бывшего высокотехнологичного производства. На тот момент руководство города посчитало, что пивные бутылки Воронежу нужней, чем микроэлектроника.

Не всё гладко было и с внешними инвесторами для Воронежского шинного завода. Ни индийский инвестор Судхир Гупта, ни его концерн «Амтел-Фредештайн», ни даже «СИБУР-Русские шины» не смогли вывести ВШЗ из кризиса. Завод дважды проходил процедуры банкротства, прежде чем его выкупил известный производитель шинной продукции — итальянская компания Пирелли. Произошло это в 2011 году. Лишь после этого приобретения ВШЗ получил достаточные инвестиции для переоснащения и вышел на траекторию устойчивого роста.

Обновлённый ВШЗ под маркой Пирелли

Обновлённый ВШЗ под маркой Пирелли

Мощную поддержку Воронежской кондитерской фабрике оказали «Объединённые кондитеры», контролируемый компанией «Гута» и Московским правительством. То же самое можно сказать и о Воронежском фармзаводе (современное название «Верофарм»), о СК им. Кирова, ВАСО, о предприятиях железнодорожной отрасли — заводах им. Дзержинского и им. Тельмана, о АО «Воронежэлектронпроект» (ныне «Газпроектинжиниринг«) и многих других предприятиях. С уверенностью можно сказать, что внешние инвесторы вернули к жизни массу воронежских предприятий, которые вполне могла ожидать судьба завода им. Ленина.

Экономические санкции, последовавшие после присоединением Крыма, во многом переформатировали промышленную политику федерального центра. И если ранее считалось, что все необходимые технологии, станки, оборудование, электронику мы купим у развитых стран, то в 2014-2017 гг. позиция российского руководства была в значительной мере переосмыслена. Выяснилось, что членство России во ВТО — совершенно бессмысленный акт (т.к. данная организация и была создана как антитеза торговой дискриминации), поставщики зарубежной продукции могут быстро разорвать контракты и деловые связи — как только им не понравится поведение нашей страны на внешней арене.

Для Воронежской экономики указанное переосмысление имело весьма практический смысл. Стремясь обезопасить себя от давления внешних игроков, желающих навредить России (говоря словами президента СЩА Б.Обамы «разорвать её экономику в клочья»), правительство РФ предприняло меры для стимулирования отечественных отраслей промышленности и сельского хозяйства. Под крыло финансовой, правовой и организационно-управленческой поддержки попали соответствующие предприятия.

Так, воронежский завод «Электроприбор», ранее изготавливавший авионику и с трудом выживавший в период 1990-х и 2000-х годов, готовился повторить судьбу предприятий, расположенных в центральной части города. В 2013 году собственники «Электроприбора» планировали продать предприятие за 10 миллионов долларов – об этом сообщали местные СМИ. Дело в том, что деятельность завода «Электроприбор» начала приносить убытки: выручка в 2012 году составила 458 млн. рублей, а убыток — 14 млн. рублей. В первом квартале 2013 года завод получил 6,3 млн. рублей убытков при обороте в 94,2 млн рублей. Однако сделка по продаже предприятия тогда не состоялась.

Завод "Электроприбор" перед пробуждением. 2014.

Завод «Электроприбор» перед пробуждением. 2014.

Поворот в промышленной политике со стороны правительства в корне изменил ситуацию и на «Электроприборе». Финансовая помощь возродила завод, который вновь стал работать по своему изначальному профилю. То же самое мы можем сказать и по целому ряду иных предприятий оборонного комплекса, авиастроения, микроэлектроники, программного обеспечения. Таким образом, в 2014-2017 гг. в воронежской экономике вновь наметился тренд на новую индустриализацию. Спад 1990-х и начала 2000-х годов был сломлен, наметились первые признаки формирования новой хозяйственной системы, стоящей на более прочной основе.

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.