Модернизация экономики России Петром I

К последней четверти XVII века российская экономика подходила не в лучшем своём состоянии – и это даже при относительно спокойном царствовании царя Алексея Михайловича Тишайшего. Несмотря на отдельные попытки реформирования государственного управления, армии, церковной жизни, культуры (Алексеем Михайловичем был даже сооружён в 1672 г. первый на Руси театр – Комедиальный хоромин), прорывов в хозяйственной практике Руси не произошло. Более того, Алексей Михайлович ещё более усложнил жизнь тяглым классам, посадским людям, запретив крестьянам-хозяевам покидать закреплённые за ними территории без особого на то соизволения (причём запрет распространялся не только на этих людей, но и их детей и племянников). В истории его правления также остались неудачные попытки введения единой соляной пошлины (закончившейся Соляным бунтом 1648 г.) и перегибами в денежном обращении (завершившихся Медным бунтом 1662 г.).

Сын Алексея Михайловича Фёдор III Алексеевич, ставший царём в 1676 году, пытался проводить отдельные реформы, призванные модернизировать Московию по западным лекалам (хотя и снёс выстроенный отцом театр как богопротивное заведение). Были смягчены уголовные наказания, введено воеводское и местное приказное управление. Также была сделана попытка введения в России чинов, что будет позже осуществлено Петром I. Посредством табели о рангах было отменено наследование чина. Осознавая важность образования, Фёдор приглашал в Россию зарубежных специалистов для преподавания и был инициатором организации славяно-греко-римской академии, хотя и не дожил до её открытия.

Вступивший на престол Пётр I, понимавший архаичность уклада хозяйственной и общественной жизни в стране, решил заняться её коренным реформированием, используя европейский опыт и достижения западной цивилизации. Опираясь на личные впечатления и наблюдения, полученные в ходе «Великого посольства», молодой царь решил действовать по следующим основным принципам:

  1. В качестве теоретической платформы Пётр I принял к исполнению доктрину меркантилистов, которой придерживались тогда Англия, Голландия, Испания и наиболее передовые итальянские города-государства. Построения меркантилистов были интуитивно понятны Петру – «ограбь соседа», побольше ввози денег и не давай их вывозить; развивай промышленность и внешнюю торговлю – вот основные постулаты передовой экономической школы того времени.
  2. Осуществление модернизации России должно было осуществляться мерами жёсткого принуждения, путём ломки сложившихся обычаев и традиций, отторгавших всё «немецкое» («немцами» на Руси называли любых иностранцев, не говорящих по-русски; немцы – значит немые, молчащие, не знающие языка). Недовольство и ропот несогласных подавлялись Петром и его сподвижниками самым решительным образом.
  3. Введение института предпринимательства осуществлялось на базе крепостнической модели, с фактически рабским положением рабочих. Новые заводы и мануфактуры строились либо за счёт казны, либо с использованием казённых людей.
  4. Так как внешнюю торговлю России блокировали иностранцы как с северного направления, так и с юга, Петру пришлось ввязываться в войну за право иметь свои порты и товарообмен без невыгодного посредничества.

Используя передовой европейский опыт, Пётр I взялся за строительство флота и подготовку кадров для него, осуществил реформу армии и церкви, приступил к модернизации финансовых отношений. Поставив перед собой задачу поднять экономику России до уровня западной, Петр хорошо понимал, что без создания крупной отечественной промышленности, транспортных путей и иной инфраструктуры достигнуть этой цели будет невозможно. Это, в свою очередь, ставило перед страной задачи военного характера, в частности, необходимо было отвоевывать выходы к морским торговым путям.

Стремление Петра расширить международную торговлю России напрямую, без посредничества иностранцев, привело к конфликту со Швецией. В основе русско-шведской войны было желание приобрести гавани на Балтийском море, так как Россия не имела непосредственного выхода на европейские рынки и большую часть прибыли теряла на торговле с посредниками.

На эту проблему накладывалась другая, не менее насущная проблема – развитие сети сухопутных дорог. Пётр с большими жертвами для российского населения прокладывал грунтовые дороги от Азова до Москвы и в других направлениях. О том, что эта задача была весьма непростой, говорит тот факт, что пытаясь проложить новую прямую дорогу от Москвы до Санкт-Петербурга (старая тянулась на 750 вёрст), сократив путь на более чем 100 верст, он не смог окончить работ, проложив лишь 120 вёрст новой дороги, не справившись с новгородскими лесами и болотами.

Трудности прокладки сухопутных путей обратили внимание Петра на русские реки, – вечно движущиеся дороги, не требующие ремонта. После взятия Азова он предполагал направить торговые пути к азовским портам и даже помышлял о черноморском флоте; уже были начаты работы по созданию каналов для соединения Волги и Дона, на которых в течение многих лет были заняты десятки тысяч рабочих и израсходовано большое количество материалов. На Иванском канале было построено уже 12 каменных шлюзов и произведен большой объем других работ. Однако потеря Азова в 1711 г. заставила бросить очень дорогие азовские и донские сооружения.

Тем не менее, работы по созданию Вышневолоцкой судоходной системы были продолжены. В 1706 г. было начато движение судов между Волгой и Невой через Ладожское озеро. Однако судоходство по этому пути затруднялось частыми штормами на Ладоге. Необходим был обводной канал. Пётр начал его строительство в 1718 г., а окончены работы по возведению 100-километрового сооружения были уже после его смерти инженером Минихом.

Напряженная работа Петра по созданию морских торговых путей также принесла свои плоды – балтийские порты стали местами крупнейших международных коммерческих перевозок: в 1725 г. по всем балтийским портам (кроме Пернова и Кронштадта) числилось в приходе 914 купеческих кораблей из разных стран Западной Европы.

Активно развивал Пётр и промышленное производство, причем в основном принудительными мерами, мало рассчитывая на добровольную частную инициативу предпринимательского класса. Мануфактур-коллегии он предписывал вести дела с фабрикантами «не предложением одним, но и принуждением», хотя и «вспомогать наставлением, машинами и всякими способами», чтобы промышленники и предприниматели, а также люди разных чинов, видя государеву милость, «с вящей охотой и безопасно в компании вступали». Пётр образно сравнивал русский народ с детьми: без принуждения от учителя сами за азбуку не сядут и сперва досадуют, а как выучатся, благодарят.

Существенным препятствием развитию российской промышленности в XVII-XVIII вв. являлось отсутствие традиций к инвестированию и общая запуганность капиталов. При всеобщем бесправии в нижних слоях общества и произволе в верхних, люди не пускали в оборот своих сбережений: крестьяне, ремесленники и мелкие промышленники прятали их в землю; дворяне же хранили золото в ларцах или отправляли его в лондонские, венецианские и амстердамские банки.

Пётр, в соответствии с концепцией меркантилизма, стал бороться с этим явлением, запрещая вывозить золото и серебро за границу или же прятать его. В первые годы Северной войны был издан указ: «кто станет деньги в землю хоронить, а кто про то доведет, доносчику из тех денег треть, а остальное на государя».

Пётр I занимался также вопросами формирования нового купечества. В 1721 году регламентом Главного магистрата объявлялось обязательным деление всех «регулярных» граждан на две гильдии и один разряд.

К первой гильдии относились: банкиры, знатные купцы, городские доктора, шкиперы, ювелиры, живописцы. Ко второй гильдии относились: торговцы мелочным товаром и съестными припасами, ремесленники. К третьему разряду относились: чернорабочие и лица наемного труда.

Купцы, записанные в гильдии, получали  ряд  весьма  серьезных  льгот, положивших начало  их  выделению  в  новое  привилегированное  сословие.  Помимо разрешения  покупать крестьян  с  припиской  их  к  предприятию,  купцы  освобождались  от  личной  рекрутской повинности при условии уплаты в казну по 100 руб. с человека.

Одним из важнейших следствий  петровских  преобразований  стало  развитие предпринимательства,  которое  формировалось   под  опекой  государства  и  православной церкви.  С одной стороны, государство не только обеспечивало российское предпринимательство дармовой  рабочей  силой  в  виде  крепостных,  но  и   устанавливало покровительственные  тарифы.  С другой стороны,   предпринимательская  деятельность жёстко  регламентировалась  и  зависела  от  царских  указов. Частнопредпринимательская деятельность ограничивалась:

а) государственной  монополией,  которая  занималась  заготовкой  и  сбытом  таких товаров, как: соль, лен, пенька, сало, икра, хлеб, воск, щетина, вино;

б) проведением попечительной политики  государством,  которая  была   связана:  с контролем  за  деятельностью,  ограничением  вступления  новых  членов,  обязательной регистрацией,  определением  размера  уставного  капитала,  требованием  предоставления образцов  в  мануфактур-коллегию,  а  также  установлением  цены,  вида  и  формы  товаров, закупаемых казной, вплоть до запрета их продажи в розницу. [1]

Производя экономические и политические реформы в стране ценой неимоверных усилий, Петр все же создал российскую промышленность: он оставил после себя 233 фабрики и завода по самым разнообразным отраслям промышленности. Больше всего его заботили производства, связанные с военным делом – полотняное, парусинное, суконное. Успешное развитие получили железоделательные заводы, построенные кузнецами Баташовым и Никитой Демидовым, а также оружейная промышленность – Тульский завод снабжал оружием всю армию.

В числе прочих заслуг Петра следует отметить и то, что он отучил высшие классы гнушаться предпринимательством и предпринимателями. При нем многие знатные люди и сановники становятся заводчиками и коммерсантами, сотрудничая при этом с простыми купцами. Сильнейшим стимулом для мотивации такой деятельности стали государственные льготы, казенные субсидии и ссуды.

 

Литература:

  1. Краткая история российской экономики. Учебное пособие.2-е доп. изд. под ред. проф. Ю.П. Филякина — М.: Меридиан, 2007. — 320 с.
  2. Ковнир В.Н. История экономики России. Учебное пособие. 2-е изд. – М.: Логос, 2011. — 472 с.
  3. Галкин В.В. История биржи в России. 3-е изд., перераб. и доп. — Воронеж: Центр.-Чернозём. кн. изд-во, 2000. — 225 с.

 

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.