Подготовка и создание Центрально-Чернозёмной области

Идея создания Центрально-Чернозёмной области возникла у новой коммунистической власти задолго до 1928 года – то есть до момента официального воплощения в жизнь этого большого замысла. Первые обсуждения и дебаты по этому поводу относятся к 1919 году, когда новая территориальная нарезка только лишь обретала черты конкретного проекта.

Атмосфера того времени была пропитана нестандартными подходами и инновационными решениями. В 1918 году, в условиях политических потрясений, иностранной интервенции и гражданской войны, когда населённые пункты по многу раз переходили из рук в руки, коммунистические власти провели ряд полезных реформ. Так, 5 января 1918 года революционное правительство новой России решило провести реформу орфографии, отменив все излишние буквы и знаки, которые лишь затрудняли правописание. Вышедший и опубликованный декрет Народного комиссариата просвещения РСФСР так и назывался «О введении нового правописания». Данный правовой акт подписал нарком А.В. Луначарский. Большевики со свойственной им решимостью взялись искоренить «пережитки самодержавия» в виде твёрдых знаков на конце слов, букв «ять», «фита» и «десятеричное». Отныне вместо «ятей» следовало употреблять букву «е», вместо фиты «ф», «и» взамен «i». Данное аннулирование действительно было полезным, так как некоторые слова приходилось выучивать наизусть, чтобы писать правильно. Например, слова «ветер» и «вечер» писались по-разному. В слове «ветер» следовало употреблять Ѣ, то есть писать вѢтер. Применение обычной буквы «е» считалось грубой ошибкой. Новые стандарты орфографии устраняли данную коллизию.

В том же, 1918 году Совнарком издал декрет о метрической системе, как обязательной и единственно правильной. Пуды, вёрсты, фунты, аршины, вершки и сажени больше не должны были применяться для измерений. Знаменательным 1918-й год стал и тем, что была проведена реформа календаря – год стал короче на две недели; так произошёл переход от старого к новому стилю. Правда, на этом дебаты по календарю не кончились. Вот что писала воронежская областная газета «Коммуна» 30 декабре 1929 года: «В декабре этого года коммунистическое правительство СССР рассматривало несколько вариантов реформы календаря. В Наркомате просвещения под председательством товарища Бубнова состоялось по этому поводу совещание. На обсуждение было представлено три варианта усовершенствования календаря. По первому варианту весь год предлагалось делить на 12 тридцатидневных месяцев, причем 5 дней, приходящихся на революционные праздники, в календарную нумерацию не включались.

Второй вариант предусматривал также 30-дневные месяцы, но с включением в нумерацию революционных праздников. При этом варианте январь должен был иметь 31 день, а апрель и ноябрь – по 32 дня.

Третий вариант оставлял прежний порядок исчисления дней в каждом месяце; изменению подлежали лишь семидневные недели, которые заменялись на пятидневные. Совещание признало наиболее простым третий вариант».

Глава ЦЧО Юозас Михайлович Варейкис (1894-1938)

Глава ЦЧО в 1928-1934 гг. Юозас Михайлович Варейкис (1894-1938)

Естественно, что такой важный вопрос, как формирование новой территориальной экономической и управленческой структуры, как Центрально-Чернозёмный район не мог остаться вне поля зрения новых властей. В 1919 году плановой комиссией был введён в оборот термин «Центрально-Чернозёмная область». С 1922 года к процессу начавшегося экономического районирования РСФСР присоединились задачи строительства нового союзного государства — СССР. В целом, с 1917 до 1928 гг. на территории Советской России и СССР в ходе административных реорганизаций было заново создано или преобразовано 87 новых губерний, областей и республик, произведено 732 изменения административных границ на местах. Внешние границы четырёх основных губерний Центрального Черноземья в указанные годы корректировались в общей сложности 6 раз. В целом же ЦЧО насчитывала более 11 млн. человек и 192 тысячи квадратных километров площади.

Как указывает историк Прокофьев Е.Ю. [1], подготовительные мероприятия по созданию ЦЧО были начаты в 1922 году формированием при Воронежском губисполкоме специальной межгубернской комиссии, которая должна была выработать целостную объединительную концепцию, а также согласовать интересы всех сторон. Комиссии, помимо изучения природно-климатических, экономических и демографических особенностей региона, надлежало составить для Госплана РСФСР проект внутригубернского районирования и принять участие в определении внешних границ создающейся области.

Борис Августович Петерс (1868-1935)

Борис Августович Петерс (1868-1935)

В июле 1924 года начатая работа получила теоретическое и практическое подкрепление: в Воронеже состоялась первая областная конференция по изучению производительных сил ЦЧО. Председатель воронежской губернской плановой комиссии Б.А. Петерс в своём докладе на конференции определил примерные внешние границы области и обозначил её внутреннее деление на 11 округов. В ноябре 1924 года в Воронеже для непосредственной подготовки к оформлению новой области было создано областное организационное бюро ЦЧО во главе с председателем воронежского губисполкома С.П. Агеевым. В феврале 1925 года при организационном областном бюро ЦЧО начала работу областная плановая комиссия. Секретарем комиссии был назначен учёный-экономист А.Н. Татарчуков. Работа этих структур в значительной степени подготовила условия для создания ЦЧО: на ряде областных совещаний шёл процесс межгубернского согласования внешних границ области, был принят в основе проект окружного её деления, улажен вызвавший ожесточённые споры вопрос об административном центре объединяемых территорий.

Вместе с тем, вопрос о внешних границах ЦЧО продолжал дискутироваться. В середине 1920-х годов Госплан РСФСР к Центрально-Чернозёмным губерниям считал возможным отнести не только Курскую, Воронежскую, Орловскую и Тамбовскую, но и Пензенскую, Рязанскую и Тульскую губернии. Председатель воронежской губернской плановой комиссии Б.А. Петерс предлагал включить в состав ЦЧО, помимо Воронежской, Курской, Орловской и Тамбовской губерний, части Хопёрского округа Царицынской губернии, Чембарского уезда Пензенской губернии и Балашовского уезда Саратовской губернии, а также часть Карачевского и Севского уездов Брянской губернии.

Помимо упомянутого плана, существовал и альтернативный проект районирования. Например, осенью 1925 года руководство Орловской губернии выступило против её вхождения в состав ЦЧО. Было предложено создать Северо-Чернозёмную область, включив в её состав Курскую, Орловскую, Брянскую, Рязанскую и Тульскую губернии. Но данный вариант не был поддержан правительством и в сентябре 1925 года после согласования на высшем уровне оргбюро ЦЧО утвердило внешние границы области.

Каковы же были мотивы создания ЦЧО? Если говорить предельно сжато, то можно выделить следующие экономические, идеологические и политические предпосылки:

  1. Созданию новой, планово-распределительной экономики, в которой районирование играло весьма значимую роль, требовалась территориальной специализация. Вновь образованная область под намеченные цели (коими были индустриализация, коллективизация и электрификация) должна была иметь соответствующие трудовые и материальные ресурсы, сырьё и перерабатывающие предприятия, традиции ведения определённых видов хозяйственной деятельности, транспортную сеть. В конце 1920-х годов происходило постепенное сворачивание НЭПа, малые кустарные предприятия должны были вытесняться промышленными гигантами типа авиазавода, завода СК им. Кирова, станкостроительным и механическим заводом, вагоноремонтным, паровозостроительным и другими флагманами воронежской индустриализации.
  2. Крупные территориальные образования, построенные по иерархическому принципу, должны были иметь централизованные органы управления, которые направляли жизнь людей в заданное русло. Всех трудоспособных граждан надо было обеспечить работой, насытить всеми необходимыми товарами торговлю, обеспечить людям какой-то социально приемлемый уровень доходов. Иными словами, нужен был социально-экономический механизм, заменявший рынок. Никто точно не знал, каким он должен быть, какие формы организации хозяйственной работы будут эффективными, а какие нет. Нужно было в короткий срок решить триединую задачу: а) не допустить голода и бунтов; б) решить вопрос с работой и доходами населения; в) дать населению образование и социальные гарантии. Поскольку всё это было уникально для мировой практики, приходилось экспериментировать на ходу, реализовать, как бы мы сейчас сказали, пилотные проекты.
  3. Объединение старых губерний в новую консолидированную область должно было давать синергетические и пропагандистские эффекты от укрупнения – в сельском хозяйстве (коллективизация, внедрение тракторов, триеров и прочей техники), в промышленности (создание крупной индустрии), в культуре, здравоохранении и образовании (Дома культуры, региональные вузы и техникумы, больницы и поликлиники – должны были работать по принципу «Несколько крупных операторов обслуживают большие массы населения». Принцип малого бизнеса, когда множество небольших фирм обслуживают большие массы населения, должен уйти в прошлое. Новой власти не нужны были предприниматели и владельцы предприятий (кулаки, нэпманы, мешочники и даже кустари), поскольку они являлись чуждым элементом – буржуазией.

По принципу укрупнения строились многоэтажные дома, общежития, коммуналки – поскольку это было дешевле, хотя и в ущерб комфорту, а также индивидуальным вкусам.

Укрупнение жилых домов, заводов, театров и кинотеатров, магазинов, предприятий (создание трестов) и даже областей должно было приводить к удешевлению эксплуатации объектов, к повышению коэффициентов отдачи и сменности, к снижению издержек – в том числе за счёт сокращения управленческого аппарата. На таком принципе работают современные лоукостеры, выжимая максимум из имеющегося персонала и оборудования.

В теоретическом плане данные построения территориальных образований во многом исходили из доктрины Льва Троцкого о трудовой армии, в которой люди должны были трудиться с полной отдачей под руководством непосредственных командиров. Принимались во внимание воззрения теоретиков и практиков управления А.А. Богданова, А.К. Гастева, Н.А. Витке.

Значительный интерес представляет вопрос о выборе столицы Центрального Черноземья. Здесь нам надо определиться с термином «столица» в том смысле, который вкладывали в него создатели ЦЧО. Под столицей понимался главный город административно-территориального образования, в котором располагались органы управления областью, базировался обком и облисполком (партийная и исполнительная власть), находился центр принятия решений.

Отсюда вытекала первая функция столицы ЦЧО – концентрации властных полномочий. К ней примыкали и другие – такие как имиджевая (статусная), политическая, экономическая, культурная, социально-бытовая. Все понимали, что столица ЦЧО должна быть лицом области, локомотивом общественных, хозяйственных и культурно-идеологических преобразований. Здесь должны реализовываться и главные проекты местной и центральной власти – новостройки, строительство новых предприятий, объектов соцкультбыта, вузов, больниц, библиотек, стадионов. Эти соображения и обусловили соревновательность городов и мнений за определение столицы ЦЧО.

На роль главного города Черноземья претендовал не только Воронеж, но и Курск, в меньшей степени — Орёл и Тамбов. Каждая из сторон, отстаивавшая то или иное мнение, приводила свои доводы – о древности образования, о культурном вкладе, о экономической развитости, о численности и составе населения. Приводились также аргументы по выгодности географического положения, близости к Москве, по военно-стратегическому положению, по наличию шоссейных и железных дорог и т.д.

Как указывает Прокофьев Е.Ю., Центром ЦЧО в первоначальных проектах Госплана и специальной комиссии ВЦИК, обсуждавшихся в 1922 году на 3-ей сессии ВЦИК ІХ созыва, намечался город Воронеж. В 1923-1924 гг. появилось альтернативное предложение перенести центр вновь создаваемой области в Курск, однако Госплан отметил наличие целого ряда бесспорных преимуществ Воронежа: город находился на оптимально близком расстоянии от географического центра ЦЧО, находившегося между Нижнедевицком и Землянском, примерно в 40 км от Воронежа, тогда как Курск располагался в 160 км, Орёл — в 190 км, а Тамбов — в 215 км от географического центра создаваемой области. Кроме того, Воронеж имел удобную железнодорожную связь с предполагаемыми округами ЦЧО, город исторически являлся крупным торговым и промышленным центром региона, насчитывая по данным переписи 1926 года 116 576 жителей. Население города росло быстрыми темпами: с марта 1923 г. до декабря 1926 г. оно увеличилось на 23 135 чел., в то время как население Курска за этот же период увеличилось на 12 552,Орла -на 4 646 и Тамбова — на 3 785 чел. Госплан РСФСР учёл и поставленные задачи по реализации связанных с Воронежем широкомасштабных транспортных проектов: по строительству магистрали Москва-Донбасс с веткой через Воронеж, железнодорожной линии Пенза-Воронеж-Харьков и существенному расширению судоходства по Дону, что превратило бы город в транспортно-торговый узел для семи направлений. Наличие нескольких машиностроительных заводов, крупного маслобойного производства, железнодорожных мастерских делало город крупнейшим промышленным центром Черноземья. Три высших учебных заведения — университет, сельскохозяйственный и ветеринарный институты превращали Воронеж в научный и культурный центр региона. Учитывая указанные обстоятельства, в 1925 году областным организационным бюро было принято решение утвердить Воронеж в качестве будущего областного центра, одновременно был утвержден проект окружного деления ЦЧО.

Таким образом, уже в 1925 году все вопросы о будущей столице ЦЧО были окончательно сняты.

Источники:

  1. Прокофьев Е.Ю. Из истории районирования территории Центрально-Чернозёмной области (ЦЧО) //Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История. Политология. – С.36-41. См. на: Киберленинка
  2. Загоровский П.В. Социально-политическая история Центрально-Черноземной области. 1928 — 1934. Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1995.
  3.  Материалы по районированию Центрально-Черноземной области. Воронеж, 1925; Дьяконов П. Центрально-Черноземная область. Ее организация, территория и окружное деление. Воронеж, 1928. С.13.
  4. Переход Воронежа на метры и килограммы

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.