Развитие экономических отношений в Воронежском крае в петровский период

Петровский линкор "Гото Предестинация"

Петровский линкор «Гото Предестинация»

Хозяйственная жизнь Воронежского края самым тесным образом связана с общей обстановкой в стране. Вообще говоря, торгово-промышленные отношения и предпринимательство в России к концу XVI в. характеризуется большой степенью неразвитости и неопределённости, вызванной с военными и политическими событиями того времени. Кризисные тенденции в политической и экономической жизни страны стали отчётливо проявляться во второй половине царствования Ивана Грозного в связи с его безрассудно жестокими приёмами управления и репрессиями. Государственная власть функционировала в 1570-1580-х гг. в атмосфере доносов, жестокости и произвола, в крайне возбуждённом и неуравновешенном состоянии страха и подозрений, которые выливались в кровавые преступления. Очевидно, что в такой неблагоприятной среде предпринимательство и коммерческая инициатива людей были сильно затруднены.

Обстановка для развития торговли и предпринимательства существенно улучшилась в период правления Бориса Годунова. Политика Годунова, проводимая с середины 1580-х гг., была направлена на установление порядка и справедливости, роста благосостояния населения. На церемонии избрания Земским собором Бориса Годунова царём в 1598 г. он произнес слова, поразившие современников: «Бог свидетель сему, никто не будет в моём царствовании нищ или беден!»

Задачу повышения благосостояния россиян Борис активно реализовал на практике, за что высоко оценивался современниками – они говорили, что «он цвёл благолепием, видом и умом всех людей превзошёл; муж чудный и сладкоречивый, много устроил он в Русском государстве достохвальных вещей, ненавидел мздоимство, старался искоренить разбои, воровство, кормчество, но не мог искоренить; был светлодуш и милостив и нищелюбив».[1]

Годунов хорошо осознавал отсталость русского народа в хозяйственной жизни и в образовании сравнительно с народами Западной Европы, понимал пользу знаний для культуры и производства. Имеются свидетельства, что он хотел основать в Москве высшую школу, где бы преподавали иностранцы, но встретил сопротивление со стороны духовенства. Борис Годунов первый решился отправить нескольких юношей учиться в Западную Европу: в Любек, Англию, Францию и Австрию. Однако эта первая попытка была неудачной, – все они там и остались. В то же время Годунов оказывал покровительство иностранным купцам и мастеровым людям и даже разрешил построить в Москве лютеранскую церковь. Некоторые из русских придворных, желая подражать по внешности иностранцам и тем угодить царю, стали брить бороды. Пристрастие Бориса к иностранцам вызывало недовольство в русских людях, которое поддерживали в народе недовольные политикой Годунова бояре. В конечном счёте, давление с их стороны привело к смерти Бориса Годунова.

Воронеж в петровский период

Воронеж в петровский период

Экономическую и политическую модернизацию жизни российского общества пытался провести и Лжедмитрий I, находившийся у власти в 1605-1606 гг. Его действия во многом совпадают с преобразованиями, как Бориса Годунова, так и с будущими реформами Петра Великого. Так, Лжедмитрий преобразовал боярскую Думу и назвал ее сенатом, сам разбирал дела, лично принимал челобитные. Он задумал открыть университет, убедил некоторых бояр посылать своих детей учиться за границу. На пушечном дворе, забывая свой сан, работал простым подмастерьем. Все судопроизводство при Лжедмитрии объявили бесплатным, запрещены были взятки и подношения. Помещики лишались крестьян, если не кормили их в голодные годы. Всем разрешили заниматься промыслами и торговлей. По отзывам побывавших в это время в России англичан, это был первый государь в Европе, который сделал свою державу до такой степени свободной.

Однако ни Борис Годунов, ни Лжедмитрий в силу разных причин не смогли провести радикальные реформы в экономической, политической, социальной и военной сферах. Их позитивные начинания не получили широкого распространения и продолжения. И лишь с восшествием на престол Петра Великого модернизация всего уклада русского общества была возобновлена со всей энергией и целеустремленностью молодого царя.

Пётр I в Воронеже

Пётр I в Воронеже

Роль Петра I для Воронежской экономики необычайно велика и многообразна; именно благодаря Петру хозяйственная жизнь Воронежского края получила сильный импульс к развитию. Как известно, в планы Петра входило завоевание Азова и освоение южного торгового пути. Реализация этих планов была невозможна без создания российского торгового и военного флота, которыми в тот период Россия не располагала. Начать постройку флота Петр решил в Воронеже, который был наиболее удобным для этой цели пунктом: здесь находились значительные лесные массивы, откуда можно было брать строительный лес; река Дон выводила суда прямо на Азов; в Воронеже и его окрестностях к концу XVII в. уже проживало несколько тысяч человек, то есть имелись определенные трудовые ресурсы и места для обустройства новых работников.

Впервые Пётр посетил Воронеж в конце 1694 г. Его первый визит на воронежскую землю продлился недолго. «Осмотрев город и течение реки Воронеж и найдя местность удобной для кораблестроения, он немедленно сделал необходимые распоряжения. Заметив в городе много незастроенных мест близ церкви Иоанна Богослова, Пётр I распорядился выстроить на этих местах мастерские и помещения для мастеровых. Вскоре в Воронеже появились иностранцы, на первый раз преимущественно голландцы и датчане, коим поручено было строить в Воронеже корабельную верфь».[2]

Для строительства флота Пётр прибыл в Воронеж в феврале 1696 г. Под его непосредственным руководством производились все работы и осуществлялось их государственное финансирование; за несколько месяцев напряженного труда русскими и иностранными мастерами были изготовлены и спущены на воду первые российские суда. Третьего мая флотилия из восьми судов отправилась на завоевание Азова, который был осажден, а 19 июля капитулировал.

Гото Предестинация. Современная копия. Воронеж. Адмиралтейская площадь. 2017.

Гото Предестинация. Современная копия. Воронеж. Адмиралтейская площадь. 2017.

Удачный исход Азовской кампании добавил Петру уверенности в правильности и целесообразности своих действий. По его указу в Воронеже были образованы судостроительные компании, в которые были привлечены иностранные мастера. Одновременно Петр отправил за границу 50 человек для обучения кораблестроительному и навигационному делу.

Начинания Петра в значительной мере преобразили Воронеж и его экономическую жизнь. В город прибыло много иностранных мастеров из Англии, Голландии и Швейцарии, которыми были заселены целые кварталы (слободы) и улицы. Л. Вейнберг указывает,  что «с появлением Петра Великого Воронеж преобразился и вместо прежней монотонной жизни захолустья наступила шумная действительность… Появились живописные постройки иноземцев, и из этих построек образовалась немецкая слобода».[3] В Воронеже появился канатный завод, несколько суконных и кожевенных заводов, были построены здания адмиралтейства и арсенала. Однако корабельная индустрия просуществовала в Воронеже недолго. Постепенно река Воронеж из-за интенсивной вырубки леса мелела и несмотря на попытки углубить фарватер за счет чистки и установки шлюзов, работы по строительству флота в конце концов были свёрнуты.

Адмиралтейство в Воронеже петровского периода. Реконструкция

Тем не менее, позитивные перемены, привнесённые в экономику Воронежского края Петром и иностранными специалистами, оказали в последующем огромное влияние на всю хозяйственную жизнь региона. Так, Пётр учредил в сёлах, расположенных по реке Битюг конезаводы, на которых стали разводить тяжеловозную породу лошадей – знаменитых воронежских битюгов. По указанию Петра граф Апраксин раздавал крестьянам семена осенних сортов яблони – аниса; позднее Воронежская губерния[4] стала активно торговать анисом с другими областями, а также поставлять его на внешние рынки.

Адмиралтейская площадь. Современный вид

Адмиралтейская площадь. Современный вид

Следуя европейской моде, Пётр организовал в Воронеже швейное производство, которое должно было удовлетворять спрос потребителей на новые фасоны одежды, сшитые более качественно и умело. Следует подчеркнуть, что Пётр вообще придавал огромное значение одежде, внешнему виду россиян, формированию у них новых привычек и традиций. В этих целях Пётр стал вводить (а где-то и насаждать) в повседневную практику европейский костюм, парики, приказал брить бороды и пить по утрам кофе.

Одновременно Пётр I стремился изменить отношение русских к иностранцам, которое на Руси было неблагожелательным. Любых иностранцев, независимо от национальности, называли немцами (то есть немыми, т. к. общение с ними было затруднено). Все они, по мнению русских, были одеты в странные и непривычные костюмы. В иностранцах, как считалось тогда, было что-то бесовское, противное самой природе и культуре русского человека. Изменить это укоренившееся представление также входило в задачи царя-реформатора.

Пётр всё хотел начать «с чистого листа». Обновлённые фасоны одежды формировали у царя и его подданных новое мироощущение; напоминала всем, что начата новая жизнь, – жизнь активная и созидательная. Старые привычки (такие, как ношение бороды) должны быть отринуты, начиналось строительство новой жизни. Возведение новых заводов, школ, зданий европейского типа – все эти меры лежали в русле переустройства всех социальных и экономических отношений в стране.

Тогда же, в период интенсивной реформаторской деятельности (в 1703 г.), по указанию Петра в Воронеже была открыта первая образовательная школа, которая называлась «цифирной» или «арифметической». Первоначально в ней учились взрослые люди (набранные по большей части из драгун) по учебникам, присланным из Москвы.

Пётр активно исследовал Воронежский край, живо интересовался его богатствами и достопримечательностями. В Липецке он лечился местной минеральной водой, после чего издал специальный указ, где отмечал её целебные свойства. Там же, в Липецке, при его участии были обнаружены большие запасы железной руды и основан железоделательный завод. Большое впечатление на Петра произвела красота и богатство природы воронежского края, – по его приказу ограничивалась вырубка лесов и проводились работы по их воспроизводству; были объявлены заповедниками Хреновской бор, Шипов лес и Таллермановская роща.

К петровскому периоду относится и время образования и наибольшего развития районных центров Воронежского губернии. К 1711 г. отстраивается город-крепость Павловск

Но не только позитивные результаты давали социально-экономические реформы Петра. На строительство флота и возведение вспомогательных строений в Воронеж сгоняли тысячи людей. Для тех, кто не выполнял непосредственно трудовую повинность, вводились крупные налоги и сборы. В связи с недостатком металла в церквях и монастырях снимали и переливали на пушки медные колокола, отбирали железо у частных владельцев. Источники доносят до нас такие сведения: «Изъятие у частных лиц разных предметов, необходимых для флота, как то: железа с частных заводов, смолы, угля и проч. без свободного договора относительно платы за эти предметы, естественно, отбивали всякую охоту у производителей трудиться на будущее время; отсюда происходила нравственная парализация энергии, столь необходимой во всяком труде».[5]

Принудительные меры применялись и в части найма рабочей силы. Так, по указу 1701 г. в Воронеж направлялись 20 тыс. «корабельного и стругового дела и всяких дел» работников с семьями из близлежащих регионов. Кроме привлечения рабочей силы для работы на верфях, власти прибегали к мобилизации поголовно всех жителей того или иного села или нескольких сёл с лошадьми и телегами.[6] Такие репрессивные мероприятия приводили к массовому протесту и бегству работных людей («нетчиков»). Кроме того, «страшным гнётом [на воронежцев] легла подводная повинность, – окрестные жители отбывали её уже не по наряду, как это обыкновенно делалось, а поголовно. Подводчики часто бросали подводы и убегали в леса».[7]

Естественно, что все эти действия прямым и непосредственным образом сказались на социально-экономической жизни Воронежского края. Работные люди, скрываясь от властей, вынуждены были, в большинстве своём, становиться преступниками — разбойниками и грабителями. Г.М. Веселовский отмечает это обстоятельство следующим образом: «Народная нелюбовь к затеям Петра в Воронеже выразилась в обыкновенном русском реактивном средстве – в побегах и пожарах. Так, в одном Добром оказалось не явившихся к работе 1229, бежавших как с работы, так и с дороги, и во время сдачи стругов в Воронеже – 1878 человек; то же было в Сокольске и Козлове».[8] В петровский и послепетровский период количество таких людей по России измерялось десятками тысяч. Очевидно, что большое количество воров, грабителей и убийц крайне негативно сказывалось на экономике края: с одной стороны, целые сёла приходили в запустение, – некому было пахать и сеять, производить сельскохозяйственную продукцию; с другой – для тех, кто продолжал работать, существовала постоянная опасность быть ограбленным или убитым. Кроме того, в случае возникновения народных волнений или восстаний разбойники сразу же присоединялись к бунтовщикам, вследствие чего быстро формировались целые повстанческие армии и властям стоило огромных усилий подавление периодически вспыхивающих восстаний.

Складывающаяся обстановка в определенной степени напоминала времена становления Воронежа, когда существовала аналогичная опасность нападений со стороны кочевников и отрядов беглых людей. Такая внешняя среда накладывала свой отпечаток на культуру, экономику и образ мыслей людей.

Нельзя оставлять без внимания и тот факт, что население России в период правления Петра из-за постоянных войн, репрессий и тяжелых условий жизни сократилось на несколько миллионов человек, то есть за ускоренные хозяйственные и политические реформы была заплачена огромная цена. Однако темпы экономических преобразований были достигнуты колоссальные. Впоследствии такие же силовые меры для экономического рывка будут использованы Советской властью.


[1] Цит. по: Грушко Е.А., Медведев Ю.М. Энциклопедия знаменитых россиян. – М.: «Диадема-Пресс», 2001. – С.117.

[2] Цит. по: Воронежский юбилейный сборник… — С.132.

[3] См.: Вейнберг Л.Б. Воронеж: исторический очерк. – С.153.

[4] Деление на России на губернии было произведено Петром I в 1708 г. Вначале Воронеж входил в состав Азовской губернии, а с 1725 г. губерния стала называться Воронежской. Воронежская губерния просуществовала до 1928 г., когда губернии были преобразованы в области.

[5] Воронеж в историческом и современно-статистическом отношениях /Сост. Г.М. Ве-селовский. – Воронеж: Изд. Воронежского Губ. Стат. Ком-та, 1866. – С.60.

[6] См.: Воронежский край в XVIII веке. Документы и материалы по истории края. – С.17-28.

[7] Воронеж в историческом и современно-статистическом отношениях. – С.59.

[8] Ibid. – С.60.

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.