Воронежская экономика в период коронакризиса 2020-2022 гг.

Неработающий из-за ковида кинотеатр "Пролетарий", призывающий воронежцев прививаться.

Неработающий из-за ковида кинотеатр «Пролетарий», призывающий воронежцев прививаться. Начало 2022 г.

Поступательное развитие воронежской экономики замедлили не только санкции со стороны объединённого Запада, значительно усилившиеся после 2014 года. Свою весомую лепту в замедление и трансформацию хозяйственной системы Воронежской области внесла и пандемия коронавируса COVID-19, докатившаяся до столицы Центрального Черноземья в марте 2020 года. Два года и несколько волн всплесков заболеваемости ковидом очень сильно изменили социально-экономическую обстановку в Воронежской области, стали мощным мотиватором структурных преобразований в финансовой, медицинской, культурной, образовательной сферах. Всего за два года пандемии в разы выросла система интернет-образования для студентов и школьников, удалённая работа для многих сфер промышленности, торговли, сервиса, доставки, внедрения безналичных расчётов банковскими картами и иных цифровых технологий. В то же время длительные карантины, продлеваемые губернатором Воронежской области многие месяцы, безусловно отразились на ценах, занятости, состоянии малого и среднего бизнеса. Пострадали не только сферы общественного питания (кафе и рестораны), но и культурная сфера (музеи, театры, кинотеатры), спортивная сфера, торгово-развлекательные учреждения. Резко выросла убыль населения Воронежской области, число разводов и распавшихся семей.

Время для воронежской экономики и общества как бы спрессовалось за 2020-2022 годы в новую социально-экономическую и культурную реальность, заставив воронежцев измениться ментально и поведенчески настолько серьёзно, что в обычных условиях заняло бы десятилетия.

Понятно, что отмеченные нами глубокие тенденции следует проанализировать более основательно, а также остановиться и на других немаловажных трендах. При этом обратим внимание и на положительные стороны коронакризиса, который активировал целый ряд позитивных тенденций (схематично показанных на рис.1).

Рис.1. Плюсы и минусы коронакризиса.

Рис.1. Плюсы и минусы коронакризиса.

Весной 2020 года в Воронеже стали регистрироваться первые случаи заболеваемости ковидом, от которого на тот момент не было вакцин или действенных препаратов. Завозить новую опасную инфекцию в столицу Черноземья стали туристы и путешественники из Западной Европы и других стран, хотя очагом эпидемии был китайский город Ухань.

Следует констатировать, что Воронежская область (впрочем, как и абсолютное большинство прочих регионов России) оказалась к новой заразной болезни не готова. В продаже сразу обозначился дефицит медицинских масок (цена которых взлетела с 10 до 60 рублей), вчетверо выросли цены на имбирь, лимоны, которые кто-то рекомендовал как универсальное средство профилактики заболевания. Региональные и федеральные СМИ всячески подогревали тему распространения COVID-19 по всему миру. Тревожность в воронежском социуме быстро нарастала.

26 марта 2020 года воронежским губернатором А. Гусевым был официально объявлен карантин для многих групп граждан — начиная от школьников и студентов (занятия для которых в очном режиме отменялись до особого распоряжения) и до трудоспособных граждан, работа которых временно приостанавливалась. Исключение составляли работники продуктовых магазинов, аптек и экстренных служб. Подавляющей массе воронежцев предписывалось соблюдать режим самоизоляции. Выходить на улицу можно было лишь за продуктами и для выгула собак в радиусе не более километра от места проживания. Нарушителей предписывалось задерживать полицейским патрулям.

С подобного рода вызовами воронежская экономика и бизнес не сталкивались в течение последних десятилетий. Конечно, хозяйственные трудности начала 1990-х годов были более масштабными и разрушительными. Но они были иного рода, не связанные с медицинскими факторами. Теперь же практически одномоментно была парализована работа малого и среднего бизнеса, многочисленных торговых точек, транспортного сообщения, государственных и образовательных учреждений. Тысячи воронежцев остались без работы, попали под сокращение или неполный рабочий день. Местное и федеральное правительство пытались смягчить последствия экономического шока, предоставляя льготы и субсидии работодателям, сохраняющим основную массу рабочих мест. Однако эти меры помогли далеко не всем.

После окончания первого всплеска заболеваемости ковидом болезнь через несколько месяцев вернулась второй волной, которая оказалась ещё более разрушительной и смертоносной. Воронежцы, многие из которых всё ещё ходили без масок, заражались коронавирусом в общественном транспорте, на отдыхе, в местах скопления людей. Поэтому задача обеспечения населения медицинскими масками стояла перед властями особо остро. Учитывая рекомендации врачей о замене масок 3-4 раза в день, количество поставляемых в торговлю масок должно было быть весьма внушительным.

Следует отметить, что заставить воронежцев носить маски оказалось непростым занятием (впрочем, как и добровольно вакцинироваться разработанными позднее вакцинами). Принудительные меры административно-полицейского характера давали ограниченные результаты. В то же время разъяснительные, рекламные и пропагандистские акции были скудными, малопродуктивными и неэффективными. В данном аспекте проявилась слабая гибкость и креативность городской и областной администрации.

Заболеваемость ковидом, вторая волна которого накрыла Воронежскую область в конце сентября 2020 года, тяжело ударила по некоторым сферам малого и среднего бизнеса. И хотя официальные данные от Воронежстата выглядят сносно по части снижения индекса промышленного производства (88,9% августа 2020 г. к августу 2019 г.), безработицы (4,5%) и потребительской инфляции (цены в сентябре 2020 г. по сравнению с декабрём 2019 г. выросли на 4,3%), на самом деле ситуация оказалась более неблагополучной. И об этом говорят следующие сведения. По данным порталов, занимающихся размещением объявлений о продаже бизнеса, в Воронеже соответствующих предложений за 2020 год стало вдвое больше, чем годом ранее. Произошли серьёзные изменения в потребительском поведении. Воронежцы стали более экономными, избирательными в покупках, ждущих существенных скидок в ценах, внимательно следящих за распродажами и тому подобными акциями. Всякие попытки владельцев бизнеса как-то поднять цены и за счёт этого компенсировать потери прошлых месяцев воспринимались с негодованием.

В период коронакризиса в воронежской экономике произошли и весомые финансовые перемены. Так, 2020-2021 гг. стали для воронежцев временем стремительного отказа от расчётов наличными деньгами. Физические лица, индивидуальные предприниматели и самозанятые лица всё больше предпочитали оплату банковскими картами и интернет-платежами посредством личных кабинетов, телефонных номеров или QR-кодов. Ускорение процессу перехода на безналичные расчёты придали воронежские власти, объявив о льготах по оплате транспортных услуг для граждан (в том числе по карте «Мир» под патронажем Сбера). В 2020 году воронежцы платили вместо 23 рублей наличными 21 рубль банковскими картами, а по карте «Мир» и того меньше — 17 рублей. Правда, акция с картой «Мир» была временной и продлилась всего 3 месяца. Однако этого времени вполне хватило, чтобы создать у потребителей новую привычку платить картой отечественного эквайринга, отказавшись попутно от американских платёжных систем VISA и Master Card.

Добавил мотивации воронежцам в отказе от наличных и коронавирус. Поскольку инфицирование людей происходило также через монеты и купюры, люди предпочитали, по возможности, меньше контактировать с металлическими и бумажными деньгами. Как показывает практика, гигиенические соображения играли довольно большую роль — особенно в октябре 2020 года, когда Воронежскую область захлестнула вторая волна COVID-19. К середине 2022 года по данным Воронежского управления ЦБ РФ количественные показатели по банковской инфраструктуре и расчётам банковскими картами были следующие. На конец первого полугодия 2022 года воронежцы имели без малого 5 миллионов банковских карт, по которым осуществляли ежедневные платежи в размере 700 рублей. Картами пользовались практически все категории воронежцев — начиная от детей и школьников (через карты родителям удобнее контролировать расходы и пополнять баланс) и заканчивая пенсионерами, которым перечисляли пенсии и другие выплаты по безналу. Количество выданных воронежцам банковских карт за год выросло на 12%.

Что же касается объёмов операций, осуществляемых посредством карт, то здесь цифры ещё более впечатляющие — по сравнению с 2021 годом количество транзакций возросло на 22% и составило сумму в 873 млрд. рублей. Количество безналичных операций ещё более увеличилось и составило 95%. В Воронеже и области на середину 2022 года работало 2700 банкоматов и платёжных терминалов, из которых 2300 имели опцию приёма наличных. Помимо этого, в регионе функционировало более 58 тысяч электронных терминалов.

Длительные локдауны вынуждали образовательную систему Воронежа и области переходить к новым формам и технологиям дистантного обучения. Конечно, и до пандемии коронавируса частью школ и вузов Воронежской области использовались интернет-технологии удалённого образования. Но в период коронакризиса на цифровые технологии должны были переходить все учителя, преподаватели, студенты и школьники, вне зависимости от их желания, уровня подготовки и технической оснащённости. Естественно, многим возрастным учителям и преподавателям высших и средних специальных учебных заведений ускоренное освоение интернет-технологий и различных гаджетов давалось нелегко. Переход на дистант для учащихся и студентов проходил гораздо более легко и естественно, поскольку подавляющее большинство молодых людей уже имели личные смартфоны и опыт работы с ноутбуками, планшетами, настольными компьютерами.

Трудности основного плана стали возникать на почве нехватки в домохозяйствах компьютеров, смартфонов, создания в семьях сразу нескольких удалённых рабочих мест. В этот период покупки компьютерной техники в торговых организациях значительно выросли. Областная и местные администрации в 2020-2021 гг. предпринимали все необходимые усилия для обеспечения школ и малоимущих семей компьютерной техникой и доступом к быстрому интернету. И, надо сказать, за два коронавирусных года эта задача была в целом решена.

Не вполне ожидаемыми последствиями охватившей Воронежскую область пандемии стал кризис в семьях. Дело в том, что локдауны заперли под одной крышей целые семейства с детьми, тёщами, молодыми и стариками. Те, кто раньше были, в основном, на работе или в разъездах, теперь вынуждены были подолгу находиться в замкнутых пространствах, учить с детьми уроки, тесно общаться. И тут выяснилось, что в таких условиях «вынужденного сближения» супруги и родственники проявляли нетерпимость, грубость, агрессию (подогреваемую ковидом). Это обстоятельство стало активатором распада немалой части воронежских семей. Так, только за первые 6 месяцев 2020 года в Воронеже было заключено 2183 брака и осуществлено 1857 разводов – что следует из Госреестра записей актов гражданского состояния (ЗАГС). По сравнению с первым полугодием 2019 года количество заключённых браков в Воронеже обрушилось в 2020 году на 19,2 %, а число разводов возросло на 2,3%.

Среди основных причин конфликтов стали вопросы денег и материального достатка. И это вполне логично вписывается в рамки социально-экономической ситуации, когда практически весь малый бизнес был смят длительными локдаунами. Потеря доходов, клиентуры, жизненных перспектив, сыграли с семьями предпринимателей и самозанятых воронежцев злую шутку.

Следует отметить, что после напряжённого 2020 года воронежская экономика и местные власти постепенно адаптировались к ситуации с ковидом, стали действовать более рационально и взвешенно. Длительные карантины были отменены, всё большему числу работников позволялось выходить на свои рабочие места. Но даже тем, кому это официально не разрешалось — например, промтоварным магазинам, закусочным и т.п. — де-факто удавалось вести торговлю под предлогом доставки и интернет-торговли.

Вместе с рекламным рынком Воронежа рухнули в период коронакризиса и рынки промо-акций. Сэмплинг и лифлетинг, которые год от года набирали силу, становились привычными для воронежских потребителей, за два-три месяца фактически обнулились более чем на полтора года. Поясним, что сэмплинг — это особый маркетинговый инструмент, который является неплохой альтернативой рекламе. Для того чтобы потребитель совершил покупку, его необходимо к ней эмоционально и психологически подготовить — создать необходимую позитивную обстановку, дать возможность лично убедиться в тех или иных свойствах продукта, опробовать его качество, сравнить с характеристиками аналогичных товаров. В результате непосредственного тестирования возрастает степень доверия к продукту, а также к лицу, осуществляющему продажу. Итогом подготовительных мероприятий становится приобретение потенциальным покупателем продукта — будь то пищевые товары, косметика, парфюмерия, табачные изделия или что-то ещё.

Естественно, в период пандемии воронежцы перестали пользоваться промо-акциями и сэмплами (образцами для пробы) из-за опасений заражения ковидом. То же самое можно сказать и о лифлетинге (раздаче листовок, рекламных сувениров, стикеров и иных промо-материалов), с помощью которого бизнес привлекал покупателей, стимулировал продажи, давал рабочие места промоутерам. Боязнь воронежцев переноса ковида через предлагаемые буклеты, листовки и иные материальные носители коммерческой информации, подорвали и этот активно растущий рынок. Сложились вдвое-втрое рынки туристических услуг, авиаперевозок, театральных постановок, антрепризного театра, вояжей эстрадных артистов, певцов, музыкантов, зарубежных исполнителей.

В то же время следует констатировать, что уровень безработицы в Воронежской области стал в 2021 году последовательно снижаться. К началу осени в регионе насчитывалось 40600 безработных или 3,4% по методике Международной организации труда. Иными словами, учитывались не только те люди, которые обращались в службу занятости, но и те, кто искал работу по знакомым, интернет-сайтам и социальным сетям. Воронежстат провёл для выявления реального уровня безработицы выборочные обследования. По их материалам были опубликованы соответствующие данные. Согласно им, в январе 2021 года работы не имели 52284 воронежца (т.е. уровень безработицы составлял 4,5%),  в марте — 50593 (4.3%), в мае — 45319 (3,9%), в июле — 41249 (3,5%). К началу сентября был достигнут минимум в 3,4%.

Столь низкий уровень безработицы был обусловлен несколькими обстоятельствами.

Во-первых, в период наступления короновируса и карантинных ограничений в Воронежской области стало значительно меньше трудовых мигрантов. Следовательно, часть вакансий освободилась, устроиться на работу стало легче.

Во-вторых, население Воронежа и области активно стареет, на пенсию с каждым годом уходит всё больше воронежцев, две трети из которых официально прекращают трудовую деятельность.

Наконец, в Воронеже и области всё больше регистрируется самозанятых граждан, которые не считаются безработными.

Нельзя также не отметить и тот факт, что в 2020 году в Воронежской области был получен рекордный урожай зерновых культур, который в значительной мере компенсировал провал в доходах домохозяйств и прорехи в местных бюджетах. Из коронакризиса 2020-2022 гг. воронежская экономика вышла хотя и с потерями, на более окрепшей и адаптированной к рыночным реалиям.

См. История воронежской экономики

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.