Военная и послевоенная экономика Воронежского края (1941-1985 гг.) (ч.1)

Воронеж. Площадь ХХ-летия Октября (с 1956 г. - площадь Ленина). 1942.

Воронеж. Площадь ХХ-летия Октября (с 1956 г. — площадь Ленина). 1942.

С началом в 1941 г. Великой Отечественной войны воронежская экономика стала переводиться на военные рельсы, – в области уже в первый день войны было объявлено военное положение. Рабочие и служащие воронежских предприятий, жители сельских районов стали мобилизовываться на фронт; население было привлечено к строительству военных укреплений – дотов, «ежей», надолбов, рытью окопов и убежищ. В течение 1941 г. были начаты работы по эвакуации воронежских предприятий в глубь страны. В этом же году начались бомбёжки Воронежа.

Воронеж. 1942. Площадь Ленина (тогда она называлась площадью 20-летия Октября). На заднем плане в центре - разбитое здание "Малого Утюжка" (известное в 2000-е годы как "дом под полотном" - снесено в 2019 г.). На месте 2-этажного здания после войны построено здание Облисполкома (Областной Администрации). Справа от пустого пьедестала (памятник Ленину был демонтирован фашистами) видно повреждённое здание Театра оперы и балета.

Воронеж. 1942. Площадь Ленина (тогда она называлась площадью 20-летия Октября). На заднем плане в центре — разбитое здание «Малого Утюжка» (известное в 2000-е годы как «дом под полотном» — снесено в 2019 г.). На месте 2-этажного дома после войны построено здание Облисполкома (Областной Администрации). Справа от пустого пьедестала (памятник Ленину был демонтирован фашистами) видно повреждённое здание Театра оперы и балета.

Экономика города и области оперативно переводилась на военное положение. Большая часть производственного потенциала Воронежа была в кратчайшие сроки эвакуирована в удалённые районы страны, где, по сути дела, были развёрнуты новые производства — механический завод был переведён в Узбекистан, в г. Андижан, завод им. Коминтерна — в Свердловск, завод им. Ленина — в г. Кунгур, на Северный Урал. С точки зрения планирования и организации практических работ, эвакуация промышленных предприятий, персонала и материальных ценностей в условиях интенсивных боевых действий представляется сложнейшей задачей, трудновыполнимой даже по современным меркам. Вряд ли рыночная экономика справилась с такой колоссальной проблемой — для этого требовалась железная рука государства и высокая исполнительская дисциплина партийных и советских органов.

Разрушенный Воронеж. 1943. Фото с самолёта. Видна улица Плехановская и руины на площади Ленина (в правом верхнем углу - там было взорвано немцами здание Обком партии). Слева - Троицкий собор (на его месте находится ныне Институт связи).

Разрушенный Воронеж. 1943. Фото с самолёта. Видна улица Плехановская и руины на площади Ленина (в правом верхнем углу — там было взорвано немцами здание Обкома партии. На фотографии, представленной ниже, можно увидеть эти руины вблизи). Слева — Троицкий собор (на его месте находится ныне Институт связи).

В это трудно поверить, но часть левобережных предприятий Воронежа продолжала свою работу даже в 1942 году (до июльского прорыва немцев), под обстрелами и бомбёжками фашистов. Непрерывные работы осуществлялись на территории авиазавода, завода СК им. Кирова (который к концу 1942-го был практически полностью уничтожен), а также почти готового к пуску коксохимического завода (позже он стал именоваться «Машмет«, а потом Рудгормаш). Воронежские ветераны войны и труда свидетельствуют, что отработав 12-14 часовую смену, они добровольно шли на погрузочно-разгрузочные работы, осуществляя перевалку грузов для фронта. Многие работники воронежских предприятий записались в ополчение, обороняли город от авиаударов, шли в бой наравне с красноармейцами, участвовали в разминировании и строительстве оборонных сооружений. Имена этих людей увековечены в названиях улиц Воронежа — Лидии Рябцевой, Константина Феоктистова, Даниила Куцыгина, Анны Скоробогатько и других.

Танковая колонна "Воронежский колхозник"

Танковая колонна «Воронежский колхозник»

Нельзя не отметить и экономический вклад в разгром гитлеровцев простых и именитых воронежцев, рабочих, крестьян, интеллигенции. Вскоре после начала войны был добровольно начат сбор средств на нужды Красной Армии. Воронежцы отдавали что могли — золотые и серебряные украшения, деньги, сельхозпродукты. Всего было собрано, как писала газета «Правда» от 10 января 1943 г., свыше 37 миллионов рублей. Воронежский поэт и писатель С.Я. Маршак внёс в фонд победы 50 тысяч рублей. По инициативе сельчан Воронежской области было образовано общественное движение «Воронежский колхозник«, которое собирало и направляло средства на приобретение военной техники и снаряжения (см. фото выше — Танки от «Воронежского колхозника»).

Известны случаи, когда жители Воронежской области жертвовали на нужды армии огромные суммы. Так, пасечник Ераст Крамарев и Марфа Белоглядова приобрели на свои личные сбережения по танку Т-34 (см. фото ниже).

Е.Ф. Крамарев с экипажем танка

Е.Ф. Крамарев с экипажем танка

Летом 1942 г. немецко-фашистским войскам удалось захватить правобережную часть Воронежа, западные и южные районы Воронежской области. На оккупированных территориях фашистами проводилась целенаправленная политика по уничтожению экономического потенциала Воронежского края, – гитлеровцами были разрушены и сожжены производственные корпуса всех заводов, фабрик и мастерских в Воронеже, Семилуках, Острогожске, Россоши, Богучаре и других населённых пунктах, разграблены и вывезены все материальные ценности, которые не удалось оперативно эвакуировать.

Так выглядела площадь Ленина (тогда она называлась 20-летия Октября) в 1943 году

Особенно пострадал в результате интенсивных бомбежек и уличных боев областной центр, – после освобождения Воронежа было установлено, что 92 процента жилых, производственных и административных зданий полностью уничтожено или сильно повреждено. Авиацией и артиллерией были разбиты мосты, дороги, железнодорожные, трубопроводные и электрические коммуникации. Практически всё, что было построено в Воронеже и области в последние десятилетия с величайшим напряжением сил всех воронежцев, было уничтожено войной. Экономический потенциал Воронежа и области был в значительной степени подорван. Материальный ущерб, причиненный Воронежскому краю в результате военных действий, был оценен Государственной Чрезвычайной комиссией в 15 млрд. руб.*

Мемориальная доска, посвящённая детям, разминировавших Воронеж

В январе 1943 г. Воронежская область была освобождена от немецко-фашистских войск. И сразу же началось восстановление разрушенного народного хозяйства области. Вначале нужно было организовать возвращение населения и восстановить город для нормальной жизни. С этой задачей справились в сжатые сроки. Уже в конце марта 1943 г. в Воронеже было около 10 тысяч населения. В мае пошёл трамвай, было налажено электро- и водоснабжение.

Вот как описывает своё прибытие в освобождённый Воронеж очевидец (материалы приводятся Госархивом Воронежской области). Когда я сюда приехал (1 марта 1943 г.), народу было совсем мало (как мне сказал председатель горсовета Воронежа – когда я пришёл доложить ему о своём прибытии – «будешь 2001-м жителем города». По некоторым (главным) улицам проходили лишь тропинки (по другим и их не было), справа и слева от которых стояли колышки с табличками «Мины» или «Проход 3 метра, дальше не идти – мины» и т. д. Много мин было оставлено в домах, печах, заминированы были различные предметы.

Улица Степана Разина. Справа - Дом пионеров (на его месте ныне стоит корпус ВГУИТ), слева - разбитое здание ЮВЖД. 1943.

Улица Степана Разина. Справа — Дом пионеров (на его месте ныне стоит корпус ВГУИТ), слева — разбитое здание ЮВЖД. 1943.

В основном Воронеж представляет из себя обгоревшие каменные коробки, перемежающиеся полностью разрушенными зданиями – результат зажигательных и фугасных авиабомб. Мёртвый город, каменная пустыня, могильная тишина. Не видно и не слышно ни кошки, ни собаки, ни птиц, ни автомашин, ни человеческого голоса. Редко пройдёт человек, пройдёт повозка. На всём протяжении от бывшего вокзала до центра – это примерно полтора километра – я встретил только трёх человек – и это на главной улице города. Вся улица была занесена глубоким снегом, и по её середине (вдоль трамвайных путей, на которых стояли изувеченные вагоны) – извилистая (обходя препятствия), узкая в 50-60 см тропинка.

Современный вид на ул. С. Разина

На многих улицах баррикады, среди которых попадались и такие – штабеля шкафов, положенных один на другой в несколько рядов и заполненных камнем. Во многих местах разбитые, изуродованные танки, пушки, автомашины и другая военная техника. 

Проходя мимо сгоревших зданий, не мог понять, почему все первые этажи сплошь завалены обгоревшими кроватями. Потом сообразил: деревянные перекрытия сгорели, и всё из расположенных выше 3-4[го] этажей провалилось вниз, но относительно уцелели только железные кровати – не все полностью расплавились. [1]

Проспект Революции. Дом книги. 1943.

Проспект Революции. Дом книги. 1943.

Вскоре город стал вновь давать стране военную продукцию. В феврале 1943 г. начали действовать предприятия пищевой промышленности. С февраля 1943 г. по решению Государственного комитета обороны в Воронеже были организованы мастерские по ремонту военной техники, танков; на базе ряда заводов осуществлялся ремонт авиационных моторов и самолётов. В 1943 и первой  половине 1944 гг. возвратились из эвакуации воронежские заводы и приступили к восстановлению цехов и наладке оборудования. В апреле 1944 г. наладил выпуск продукции завод им. Дзержинского, в июне 1944  г. – завод им. Коминтерна, в ноябре 1944 г. – завод им. Тельмана, во второй половине 1944 г.  – завод «Электросигнал», в апреле 1945 г. – завод СК им. Кирова. С 1944 г. начинается переход  промышленности на мирные рельсы, часть машиностроения переводится на выпуск сельскохозяйственных машин, оборудования для машинно-тракторных станций и др.

Советские войска входят в Воронеж. Проспект Революции. 25 января 1943 г.

Советские войска входят в Воронеж. Проспект Революции. 25 января 1943 г.

Проспект Революции с того же ракурса в 2017 г.

Проспект Революции с того же ракурса в 2017 г.

Выделенные правительством денежные средства и материальные ресурсы позволили уже в течение трёх военных лет (1943-1945 гг.) возродить часть экономического потенциала области. Так, в результате проведения интенсивных ремонтно-восстановительных работ к моменту завершения Великой Отечественной войны в области было восстановлено и введено в эксплуатацию 44 крупных и средних завода, начали свою работу 168 артелей промкооперации.

Восстановительная бригада каменщиц Мединститута. 1946 г.. Фото Архивной службы Воронежской области.

Восстановительная бригада каменщиц Мединститута. 1946 г.. Фото Архивной службы Воронежской области.

Все строительные и ремонтные работы производились в невероятно тяжёлых условиях, – многие объекты были заминированы (см.: Разминирование — второе освобождение Воронежа), их обезвреживание производили, в том числе, дети и девушки-сапёры (см. фото мемориальной доски, закреплённой на доме по ул. 20-летия ВЛКСМ); не хватало рабочих рук, техники, пищи, одежды.

Девушки-минёры. 1944. Фото Архивной службы Воронежской области

Девушки-минёры. 1944. Фото Архивной службы Воронежской области

Большое количество тяжелых работ по расчистке завалов осуществлялось женщинами и подростками. В трудные военные и послевоенные годы воронежцы трудились с полной отдачей сил, на пределе человеческих возможностей. Работать в таком напряженном ритме в отсутствие элементарных удобств людям помогали патриотизм, вера в себя, в свою страну, в правоту своего дела.**

Воронеж разрушенный и восстановленный.

Архивная служба Воронежской области


* 15 млрд. руб. в деньгах того времени – колоссальная сумма. Она равнозначна примерно 14 годам непрерывной работы воронежской экономики в ее лучшие предвоенные годы. О размерах ущерба, причиненного промышленности Воронежской области, свидетельствуют следующие данные: к 1943 г. выпуск валовой продукции составил к довоенному 1940 г. по предприятиям союзных министерств только 6,8%, республиканских министерств – 19,5%, местной промышленности – 34,7%, по предприятиям промкооперации – 26,9%.

** И все же, несмотря на самоотверженную работу воронежцев и прикомандированных строительных бригад, масштаб разрушений и людских потерь был таков, что только на ликвидацию завалов, пожарищ, на обрушение разбитых зданий, вывоз и утилизацию мусора требовались годы. Для воронежской экономики, которая к началу войны только начала переходить к новому технологическому укладу, это был страшный удар. Даже многие годы и десятилетия спустя последствия войны будут сказываться на жизненном уровне жителей Воронежской области; львиная доля произведенного продукта будет направляться на накопление, а не на потребление. В послевоенные годы так и не исчезнет товарный дефицит и карточно-талонная система.

 

[1] См.: Четкина Н.В. О масштабах разрушений и о том, что осталось от города // Воронежский вестник архивиста. 2015. №13. С.215-216.

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.