Визит Фиделя Кастро в Воронеж

Это было в самом начале июля 1972 года. Лидер кубинской революции и первый секретарь Коммунистической партии Кубы Фидель Кастро Рус, а также сопровождающие его лица прибыли в Воронеж. Это был не первый визит кубинских представителей в столицу Черноземья – о чём областная газета «Коммуна» от 1 июля напоминала своим читателям. «Да здравствует Куба, остров Свободы!» — этот лозунг не раз звучал в Воронеже, старинном русском городе, трудящиеся которого с любовью и гордостью следят за славными делами кубинского народа, стараются оказать ему помощь, — писала главная газета Воронежской области. – Два года назад трудящиеся города тепло встречали делегацию Коммунистической партии Кубы во главе с членом Политбюро и секретарём ЦК Компартии, президентом республики Освальдо Дортикосом Торрадо. Познакомившись с Воронежем, делегация посетила Нововоронежскую атомную электростанцию. Гости осмотрели турбинный и реакторные цеха, а также пульты управления первого и второго блоков станции.

Фидель Кастро на НВАЭС. Справа от него А.Н. Косыгин, крайний справа - первый секретарь Воронежского обкома партии В.И. Воротников. 2 июля 1972.

Фидель Кастро на НВАЭС. Справа от него А.Н. Косыгин, крайний справа — первый секретарь Воронежского обкома партии В.И. Воротников. 2 июля 1972.

Интерес кубинцев к атомной энергетике объясняется просто – первые контакты по поводу строительства АЭС на Кубе вёл с американцами ещё диктатор Батиста в 1956 году. После его свержения в 1959 году новая кубинская власть стала сотрудничать в сфере атомной энергетики с СССР. Поскольку Нововоронежская АЭС была станцией, построенной по последнему слову техники, именно её показывали кубинцам. Забегая вперёд, отметим, что на Кубе АЭС (Харагуа) так и не удалось запустить, хотя на неё была потрачена уйма денег и сил – там был очень сложный геологический рельеф и наши строители утверждали, что им пришлось забетонировать фундамент под станцией «почти до центра Земли». И всё-таки строительство АЭС Харагуа пришлось остановить в 1992 году в связи с распадом СССР и прекращением помощи из нашей страны кубинцам.
Примечательно, что практически в это же время в Воронеже был заморожен проект атомной станции теплоснабжения в Шилово – на умонастроения воронежцев оказали сильное влияние события аварии Чернобыльской АЭС 1986 года. Таким образом, и Куба, и Воронеж, являются «побратимами» в части нереализованных атомных проектов с огромными и бесполезными затратами.

Но вернёмся к визиту команданте. 1 июля 1972 года товарищ Фидель Кастро, сопровождаемый членами секретариата ЦК КП Кубы, министром Революционного правительства доктором Карлосом Рафаэлем Родригесом, членом ЦК КП Кубы, руководителем сектора сафры майором Диоклесом Торральба Гонсалесом, членом ЦК КП Кубы майором Флавио Браво Пардо, членом ЦК КП Кубы министром труда капитаном Османи Сьенфуэгосом, членом ЦК КП Кубы министром пищевой промышленности Хосе А. Наранке Моралесом, членом ЦК КП Кубы, послом Кубы в СССР Раулем Гарсия Пелаесом, членом ЦК КН Кубы, министром основной промышленности Жоэлем Доменеч Бенитесом и другими официальными лицами, вылетели в Воронеж.

Фидель Кастро и А.Н. Косыгин приветствуют воронежцев.

Фидель Кастро и А.Н. Косыгин приветствуют воронежцев.

Утром 1 июля воронежцы встречали кубинскую делегацию, прибывающую самолётом в местный аэропорт. На фронтоне здания аэровокзала красовались лозунги на испанском и русском языках: «Братский привет трудящимся Республики Куба, строящим социализм! Добро пожаловать, дорогой товарищ Фидель Кастро!».

Перед входом на лётное поле собрались руководящие работники облаксти, представители трудящихся Воронежа, журналисты. К 11.30 над лётным полем появляется Ту-134, который совершает посадку. Из открывшейся дверцы на трап ступает Фидель Кастро. За ним выходит член Политбюро ЦК КПСС, Председатель Совета Министров СССР Алексей Николаевич Косыгин, секретарь ЦК КПСС, Константин Фёдорович Катушев и другие сопровождающие почётного гостя лица. У трапа самолёта прибывших гостей встречали член ЦК КПСС, первый секретарь Воронежского обкома партии Виталий Иванович Воротников и председатель облисполкома Николай Александрович Евсигнеев. Пионеры преподносят гостям цветы, В.И. Воротников знакомит прибывших с членами Воронежского обкома и облисполкома.

После этого кубинские товарищи подходят к представителям трудящихся. Из их рядов несутся возгласы: «Да здравствует советско-кубинская дружба! Добро пожаловать, товарищ Кастро!», «Слава КПСС!», «Слава Компартии Кубы!». Товарищ Фидель Кастро Рус пожимает протянутые руки.
Гости и встречающие их официальные лица усаживаются в автомобили и в сопровождении почётного эскорта мотоциклистов направляются в город Воронеж.

Первую остановку кортеж делает у памятника погибшим воинам на Задонском шоссе (сейчас мы называем этот монумент Памятником Славы). Фиделем Кастро и А.Н. Косыгиным возлагаются венки. Почётный караул совершает церемониальный марш.
И вот кортеж автомобилей въезжает на улицы Воронежа. Они заполнены десятками тысяч трудящихся города, вышедших поприветствовать высокого гостя и выразить дань уважения героическому народу Кубы. Они скандируют: «Ура!», «Дружба!», «Слава кубинскому народу!».

Но не только радостной встречей запомнился Воронеж кубинской делегации. В этот период в кинотеатрах и дворцах культуры Воронежа начался показ художественных и документальных фильмов, посвящённых героическому Острову Свободы. Показывали кинокартину «Люсия» режиссёра Умберто Соласа, «Приключения Хуана Ким Кима» Хулиа Гарены Эспинозы, киноленту «Я – Куба» совместного производства советских и кубинских кинематографистов, «Молодость Кубы», «Стройка».

2 июля кубинская делегация посетила Нововоронежскую АЭС. После завершения визита гости отбыли в Москву.

Сейчас, по прошествии почти полувека, можно с восхищением констатировать, что данная пиар-акция, спланированная и реализованная партийными пропагандистами и идеологами, была воплощена в жизнь практически безукоризненно. Её цели, которые не афишировались советским руководством, были полностью достигнуты. Их суть состояла в следующем:

— сделать из приезда Фиделя Кастро и кубинской делегации не просто политический и хозяйственный визит, но вовлечь в систему принятия решений народные массы, интеллигенцию, студентов и школьников, рабочих воронежских предприятий, транспортников и аграриев;

— получить одобрение народа в вопросах материальной, политической и финансовой поддержки Кубы – тем более, что Воронеж ещё сам 15-20 лет назад лежал в руинах, а его население и предприятия остро нуждались в промышленной продукции и оборудовании – станках, шинах, экскаваторах, средствах связи и многом другом;

— показать советским людям (в том числе воронежцам), что они на правильном пути в социализм и коммунизм, коль за ними тянутся такие страны, как героическая Куба;

— напомнить своему народу и зарубежным СМИ об инновациях и технических достижениях в советской атомной энергетике, станко- и машиностроении, химии, электронике, средствах связи. Визит на НВАЭС – лишнее тому подтверждение;

— отвлечь людей от рабочей повседневности, рутины, бытовых проблем, дать новые поводы для бесед, гордости, патриотизма, статей для заводских многотиражек.

Мне представляется, что комплекс поставленных целей был не просто достигнут, но и явно перевыполнен, коль спустя 47 лет мы хорошо помним тот визит и обсуждаем его детали. Нельзя не отметить, что в начале 1970-х годов советские и партийные пропагандисты работали просто виртуозно, решая масштабные задачи весьма скромными средствами.

 

Источники:

В обстановке сердечности и гостеприимства. Коммуна. 1972. 4 июля.

Воронежцы — Острову Свободы. Коммуна. 1972. 4 июля.

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.