Производство СК как инновационный бизнес Воронежа 1930-х годов

За многие годы воронежцы настолько привыкли к заводу СК и запахам, ему присущим, что теперь воспринимают предприятие как неотъемлемую составляющую левобережной части города. Уже нескольким поколениям жителей Воронежа кажется, что завод СК был на этом месте всегда, а его брэнд стал частью славной истории Воронежского края.

Вспоминая этапы становления этого сложного и многогранного бизнеса, невольно возвращаешься к мысли о том, что и в 1920-е годы наши соотечественники хорошо понимали значение науки, технических и технологических инноваций, которые должны были вывести экономику страны в лидеры мирового хозяйственного роста. И это в тот момент, когда практически все развитые страны мира вошли в полосу тяжелейшего кризиса, получившего в истории наименование Великой депрессии. Невольно напрашиваются аналогии Советской России 1930-х с современным Китаем, который обеспечивал прирост ВВП в 10-12% даже в период мирового финансового кризиса 2008-2010 гг.

Молодое советское государство в те годы остро нуждалось в инновационных предприятиях, способных не только производить качественную продукцию, но и формировать новую производственную культуру, класс инженеров, техников, аппаратчиков, квалифицированных рабочих. Однако иностранные государства всячески препятствовали техническому перевооружению первого социалистического государства, установив режим экономической блокады для российских предприятий.

Эмбарго на ввоз в СССР натурального каучука, получаемого тогда из сока гевеи, создал огромные трудности для автомобильной промышленности, которая должна была получать большие объёмы автошин для производимых легковых и грузовых автомобилей. Ребром стал вопрос о получении и производстве синтетического каучука (СК) по новым и недорогим технологиям. Свою книгу «Воронежская гевея» [1] экс-директор Воронежского завода СК им. Кирова Л.Д. Кудрявцев начинает с того, что показывает общую потребность в натуральном (НК) и синтетическом каучуке (СК). В частности, он подчёркивает, что в конце XIX века высаживались миллионы и миллионы экземпляров бразильской гевеи. Из года в год росла продуктивность плантаций, повышалось качество НК, вырабатывались эффективные методы эксплуатации плантаций. Если в 1900 г. было потреблено несколько тысяч тонн НК, то в 1910 г. уже 95 тыс. т, а в 1920 г. — 342,5 тыс. т.  При этом следует отметить, что, например, в 1999 году натурального каучука произведено 6,5 млн т, а синтетических каучуков -7,3 млн т, т.е. суммарное потребление составило 13,8 млн т, или возросло в 40 раз против 1926 г.). Но для натурального каучука есть одно существенное ограничение — гевея растёт только в жарких странах, расположенных на земном экваторе или вблизи него, где больше всего солнечной энергии. В северных странах и у нас в России, бразильская гевея расти не может.

Памятник С.М. Кирову возле проходной завода

Нельзя не упомянуть, что делались настойчивые попытки найти растения-каучуконосы и на территории СССР, и они были найдены в виде некоторых кустарников. Сейчас мало кто помнит, но в 1930-е и 1940-е годы название одного из них — кок-сагыз — было широко известно. Каучук содержался в корнях этого кустарникового растения. Значительные площади плодородных земель на юге России были отданы под посадки кок-сагыза. Однако он имел два существенных недостатка, определивших его судьбу, — корни глубоко уходили в землю и извлечь их оттуда было нелегко, а качество каучука было, мягко говоря, невысоким.

Эти главные обстоятельства — невозможность получения натурального каучука на территории СССР и западные санкции — послужили основной предпосылкой для формирования в Воронеже инновационного по тем временам химического предприятия. История его зарождения весьма необычна и осуществлялась следующим образом: в 1926 г. Высший Совет Народного Хозяйства объявил международный конкурс на лучший способ получения синтетического каучука. К 1 января 1928 г. необходимо было представить подробное описание способа получения каучука и образец продукта синтеза не менее 2 кг. Сырье должно было быть доступным и дешёвым, а каучук из него по качеству выше и дешевле натурального. Премия победителю конкурса устанавливалась в размере 25 тыс. рублей золотом. За предельно сжатый период в два года предлагалось решить проблему, над которой учёные трудились десятилетиями.

Конкурс выиграл академик С.В. Лебедев, который со своими помощниками нашёл экономичный и эффективный способ получения синтетического каучука из спирта. В феврале 1931 г. на Ленинградском опытном заводе было впервые в мире получено 260 кг синтетического каучука. Так как сырьём для получения каучука являлся спирт, который тогда производился из пшеницы или картофеля, один из трех заводов СК (СК-2) было решено построить в Воронеже, поближе к источникам сырья и рабочей силы.

Уже в июне 1931 г. на левом берегу реки Воронеж началось строительство завода СК (внизу на снимке, взятом из книги «Кировцы», изображено строительство завода в 1931 г.). Намечалось ввести 5 основных и 7 вспомогательных цехов, проложить водопровод, электросеть, обеспечить жилищное строительство на 5 тыс. рабочих. За невероятно короткий срок в 13 месяцев все основные работы по монтажу завода были закончены. Начались испытания оборудования. А 19 октября 1932 г. была получена первая тонна синтетического каучука.

Общий вид строительства завода. 1931 г.

Общий вид строительства завода. 1931 г.

Западным теоретикам менеджмента было совершенно непонятно, как было возможно в тяжелейших условиях внешних санкций, дефицита техники и материалов, проживая в землянках, построить современный завод. Причем несколько тысяч комсомольцев смогли не только построить, но и запустить предприятие по производству синтетического каучука. Особо отличился при строительстве завода Курский ударный батальон «518», в который входило 412 курсантов. Число 518 означало количество новостроек первой пятилетки, куда входил и Воронежский завод СК.

Курский ударный батальон. 1931 г.

Курский ударный батальон. 1931 г.

В скором времени пришло ещё одно мощное подкрепление — теперь уже из воронежской глубинки. По призыву руководства области и откликаясь на агитацию делегации завода, на стройку прибыли сотни колхозников из Кантемировки. Они были хорошо организованы и выдвинули из своей среды способных и авторитетных руководителей. На заключительном этапе строительства именно кантемировцы сыграли решающую роль. И именно кантемировцы освоили трудные и сложные профессии аппаратчиков, машинистов, лаборантов, киповцев. ремонтных рабочих — и действующий завод стал для них родным домом на всю жизнь.

Инновационный завод от первого колышка до готовой продукции – за тринадцать месяцев! Это было совершенно невероятно. Выдающийся американский изобретатель и инженер Томас Алва Эдисон отказывался верить в это. Он заявил по этому поводу: «Известие о том, что Советы достигли успехов в производстве синтетического каучука… невероятно. Этого нельзя сделать… На основании моего собственного опыта и опыта других сейчас нельзя сказать, что получение синтетического каучука вообще когда-либо будет успешным» [2].

Здание заводоуправления. 1932 г.

Здание заводоуправления. 1932 г.

У Эдисона были причины так говорить. Он никогда не видел, чтобы так работали люди, получая самое скромное вознаграждение, ему не приходилось слышать об ударниках. «В ноябре 1931 года на стройке работало уже более 4 тысяч человек. Люди трудились по-ударному, выполняя по полторы-две нормы. Землекопы при задании вырыть за смену 9 кубометров земли на каждого человека выкапывали по 18-20, строители укладывали по 1400-1500 штук кирпича при норме 1100-1200».

В 1931 году на стройплощадке СК-2 никто не помышлял об изобилии строительных механизмов — их, разумеется, просто не было. Все делалось вручную: тачка, лопата, кирка, носилки — вот и вся строительная механизация того времени. Впрочем, кое-какая механизация имелась, если лошадь считать живым «механизмом”. На стройплощадках предприятия было немало девушек и женщин (см. фото первостроителей завода).

Первостроители – А.Абашева, В.Поворова, А.Томенкова. 1931-1932 гг.

Первостроители – А.Абашева, В.Поворова, А.Томенкова. 1931-1932 гг.

Место, где сейчас расположен Дворец культуры шинников, еще после войны, т. е. спустя 15-20 лет после пуска завода, называлось «Поселок грабарей», он существовал многие годы и после пуска завода. Грабари — это возчики на лошадях, запряженных в небольшие тележки (грабарки), приспособленные для перевозки земли. Их было много. Они вывезли всю землю, вынутую вручную из котлованов, а это тысячи кубометров, и грабари оставили о себе память в виде названия примитивного поселка. Первые котлованы под производственные корпуса выкопали уже в июле 1931 года.

В мае 1932 года завод посетил создатель первого в мире способа получения синтетического каучука академик С.В. Лебедев. В июле того же года были завершены основные монтажные работы.

Так получали первый каучук

Так получали первый каучук

7 июля 1932 года произошло знаменательное событие: Ярославский завод СК-1 выработал первый промышленный каучук. 15 июля в Воронеж прибыла группа ленинградских и московских инженеров, руководивших его пуском и обладавших уже некоторым производственным опытом. Среди них были Б.П. Краузе, П.А. Фермор и другие специалисты. Они подвергли ревизии технологическую схему и внесли в неё значительные усовершенствования. Резко ужесточились требования к качеству монтажа особенно по обеспечению высокой герметичности как аппаратов, так и трубопроводов. Большой объём работ в это время выполнил коллектив механической мастерской (прообраз будущего ремонтно-механического цеха № 17), которым руководил опытный рабочий-металлист Ивакин. Слесари, котельщики и кузнецы работали круглые сутки. Наступили решающие дни. 25 июля 1932 года в 12 часов дня было подано напряжение в 6000 вольт на заводскую трансформаторную подстанцию. Началось опробование силовых агрегатов. 1 июля осуществился пробный пуск одной контактной печи, при этом действовали котельная, спиртосклад, нефтенасосная и цех конденсации.

10 сентября 1932 года в 8 часов утра начальник печного цеха А.П. Золотарёв открыл вентиль на спиртонапорной линии. Первый шаг в производстве синтетического каучука был сделан. 19 октября 1932 года в 11 часов была получена первая тонна СК.

Таким образом, был достигнут первый успех — завод заработал. За 2,5 месяца 1932 года удалось выработать несколько тонн товарного каучука. Вся готовая продукция в то время отгружалась в Ленинград, на завод «Красный треугольник”. Ленинградцы с нетерпением и законным любопытством ждали воронежский каучук для изготовления автомобильных шин.

1933 год стал одним из самых сложных и тяжёлых периодов в истории завода. Коллектив предприятия шёл ощупью вперёд по неизведанному пути. Трудность заключалась в преодолении сомнений, а подчас и уныния у некоторой части коллектива. Но в целом были энтузиазм и твердая вера в успешное решение поставленной задачи — дать стране синтетический каучук.

О. П. Осипов-Шмидт вспоминал: «Было в самом начале ясно, какие огромные трудности предстояло преодолеть на пути получения и внедрения неведомого продукта. Сначала казалось, что главные трудности — в получении исходных данных, в переходе от пробирок к опытным, а затем к промышленным аппаратам, но все это осталось в прошлом и казалось вовсе несущественным перед железной необходимостью обеспечить непрерывное и все возрастающее количество каучука. Трудности заключались в недостаточном знании физико-химических процессов, несовершенстве отдельных узлов и аппаратов технологической схемы, а главное — в недостаточном уровне квалификации и подготовки кадров, отсутствии у них необходимого опыта. Да и откуда ему было взяться?» Начальный период давался очень тяжело. В I квартале 1932 года завод ставил задачу выработать 170-180 тонн продукции, во II квартале усилия были направлены уже на получение 345 тонн. В целом же за год удалось получить 657 тонн СКБ (или около 2 тонн в сутки) при проектной мощности в 10 тысяч тонн, то есть выработка составила менее одной десятой этой величины.

Группа заводских химиков. 1931 г.

Группа заводских химиков. 1931 г.

Огромным тормозом была аварийность, в том числе во вспомогательных цехах. Газета «Каучук” 17 марта 1933 года сообщала, что за 5 месяцев, прошедших после пуска завода, только на паропроводе произошло 10 аварий, 7 аварий на конденсационной линии, несколько раз обрушивались своды котлов в котельной и «почти ежедневные аварии на водоводе”. Это не только приносило убытки, но и серьезно осложняло работу всего завода, нарушая нормальный ритмичный ход процесса — главное условие успешной работы.

На рубеже 1935-1936 гг. на заводе, как и по всей стране, широко развернулось социалистическое соревнование и как одна из его форм  стахановское движение. В середине 30-х годов работники завода, включившись в стахановское движение, выступили с инициативой о пересмотре устаревших технических норм. Среди первых стахановцев завода были Дудкина, Любухина, Золотарев, Минаков, Украинцев, Лушников, Морозова, Русакова и др. В 1936 году на заводе было 942 стахановца среди рабочих и 116 — среди инженерно-технических работников.

В первых рядах соревнующихся шла молодежь, комсомольцы. На заводе появились комсомольско-молодежные бригады, которые охватили до 1500 юношей и девушек.  Росли люди, рос и завод. Уже через 2 года после пуска производительность контактных печей выросла в 4 раза, а выход дивинила — в 2 раза. Вот конкретные цифры тех лет. В 1933 году выход дивинила на разложенный спирт был 11,87 %, в 1934 г. — 14,81 %, в 1935 г. — 24,03 %, в 1936 г. — 26,83 %. Примечательно, что этот важнейший показатель оказался выше достигнутого на опытном заводе. И здесь дело не обошлось без конфликта. Завод направил повторно на контактирование ценный побочный продукт — ацетальдегид, добавляя его в спиртовую шихту. Ученые из Ленинграда и сам Лебедев были против этого, считая, что эффект будет отрицательным. Однако они ошиблись. В течение всего последующего времени на контактные печи подавалась спиртоальдегидная шихта, что давало значительный рост выхода дивинила, и, следовательно, резко снижало себестоимость.

В мае 1937 года на заводе произошла масштабная техногенная катастрофа. Вечером 11 мая посёлок на улице Менделеева уже готовился ко сну. И тут прозвучал сначала первый взрыв, а затем второй, ещё более мощный. Из окон вылетели стёкла. Выбежавшие на улицу люди увидели огненное зарево над заводом СК. При взрыве погибло 14 человек, в том числе 7 пожарных; 29 получили ожоги и травмы. Тогда же, в 1937 году на завод обрушилась волна сталинских репрессий.

В 1937-1939 гг. с учетом практики, недостатков технологической схемы осуществилась первая крупномасштабная реконструкция завода СК-2 — произведена замена малопроизводительного оборудования цехов печного, полимеризации и обработки полимера. Коренным образом перестроили отделение отмывки дивинила в цехе №5, усовершенствовали процесс абсорбции. Построили крупный новый объект — цех №11 газофазной полимеризации, где применялась передовая по тем временам технология, позволявшая получать более качественный стандартный каучук. Он вошел в строй 29 июля 1938 года и, по свидетельству А. П. Крючкова, стал самым совершенным по тем временам цехом полимеризации, обладая целым рядом несомненных преимуществ. Важное значение для снижения себестоимости имело освоение гидратации эфира и внедрение нового катализатора марки К-28.

Степень эффективности использования спирта значительно возросла. Если в первые годы выход дивинила на разложенный спирт не превышал 20-21 %, а иногда был и существенно ниже, то в 1939-1940 гг. он уже приближался к 40 %, а это весьма существенная разница.

Значительно улучшились условия труда. Ввели в действие 30 вентиляционных установок. Укреплялись производственные тылы. В конце 1936 года вступил в строй азотно-кислородный цех. Тогда же начал работать катализаторный цех, который просуществовал до 1965 года, когда ввели в строй новый, весьма совершенный катализаторный цех.

В те трудные годы был построен не только завод СК, но и вся производственная, жилищная и культурная инфраструктура предприятия. За годы первых двух пятилеток вокруг завода отстроилась жилые кварталы, школа, родильный дом, детские сады и ясли, поликлиника и магазины.

Как и для всех советских людей, для кировцев война с фашистской Германией началась внезапно. 22 июня 1941 года, в первый день войны, на площади у 1-й проходной завода состоялся многолюдный митинг работников завода. На нём с призывом разгромить врага, защитить нашу Родину выступили главный инженер Е. М. Шевцов, слесарь Ф. Н. Пирогов, начальник цеха В. П. Котов, мастер К. Ф. Ходаревский. Единодушно приняли резолюцию «Отдадим все свои силы для разгрома немецко-фашистских оккупантов. А когда прикажет Родина, все как один встанем в ряды ее вооруженных защитников”.

Цех №4 после бомбёжки

Цех №4 после бомбёжки

Ветераны вспоминали, как трудились в те дни: по 14 часов не выходили с завода, постоянно участвовали в общезаводских субботниках и воскресниках. Почти каждый день то в одном, то в другом цехе труженики после окончания 12-часовой смены шли на разгрузку вагонов или на погрузку каучука и работали еще по 3-4 часа. Нередко за счет этого дополнительного труда выполнялись и неотложные работы по чистке и ремонту оборудования.

В сентябре 1941 года на заводском собрании коллектива подвели итоги работы за первые три военных месяца. Повышенный план выполнили на 105 %. Досрочно освоили производство катализатора на базе местного сырья. Начавшиеся летом 1942 года бои за Воронеж привели к тому, что завод СК был уничтожен практически полностью. Начался сложный период восстановления предприятия. Люди, жившие в бараках и землянках, в невероятно сложных условиях, разбирали завалы и возводили, по сути дела, новый завод.

Оборонительные сооружения на углу Ленинского проспекта и Героев стратосферы. 1942.

Оборонительные сооружения на углу Ленинского проспекта и Героев стратосферы. 1942.

7 сентября 1943 года Государственный Комитет Обороны принял постановление о восстановлении Воронежского завода синтетического каучука. Это важное задание было поручено Управлению военно-строительных работ № 18. Первоначально планировалось закончить работы в третьем квартале 1944 года. Но помешала война. Строители смогли приступить к работам территории завода только в 1944 году и то недостаточными силами. Вместо 350 человек на стройке работало в 2 раза меньше. Естественно, графики восстановления не выполнялись. По-прежнему в дефиците были материалы, транспорт, инструмент. В этих условиях кировцам приходилось снова больше надеяться на хозспособ, на свои силы И темпы работ постепенно нарастали.

В начале 1945 года газета «Коммуна» отмечала, что январский план выполнен на 118 % и особенно отличились комсомольско-молодежные бригады Онисько, Гершунова, Базелева.

5 августа 1945 г. ГКО установил новый срок пуска завода — I квартал 1946 г. В этот период восстановили здание цеха №8 (обработки каучука СКБ) и в нём смонтировали практически всё оборудование, сдали в эксплуатацию водонасосную станцию и электроподстанцию, проложили много подземных инженерных коммуникаций.

1946 год стал переломным в судьбе предприятия. На завод возвратились многие кадровые работники. Прибывали молодые специалисты, послевоенные выпускники вузов и техникумов. Важным моментом стало назначение директором завода Сергея Александровича Матвеева, который строил завод в 30-е годы. Это произошло в мае 1946 года, после смерти Тимофея Егоровича Баева. Он скончался в возрасте 43 лет и был похоронен на кладбище, которое располагалось на Ленинском проспекте, вблизи ныне вновь действующей церкви. В разное время там похоронено немало ветеранов нашего завода, но в настоящее время оно не сохранилось. Заводчане не ждали пассивно, когда строители подготовят завод к пуску, а, разбившись на бригады, вели строительные и монтажные работы параллельно с работниками специализированных строительных и монтажных организаций.

Завод имел чёткий план выполнения восстановительных работ хозяйственным способом. В 1946 году этот план был выполнен на 114%, в 1947 году — на 120%, причём в этот период объем работ превысил предыдущий в 2 раза. Одновременно развернулась широкая подготовка кадров основных технологических профессий: аппаратчиков, машинистов, мотористов, лаборантов.

В 1947 году работы продолжались все возрастающими темпами. К осени отчетливо стала видна перспектива начала возобновления основных технологических процессов и получения каучуковой продукции. Завод заработал. Воронежский каучук во всё возрастающих количествах поступал на шинные заводы, предприятия резино-технических изделий, ИСКОЖ, обувные фабрики и к прочим производителям. За три месяца 1947 года выпуск каучука СКБ составил 1043 т, в 1948 году — 13219 т, в 1949 г. — 18248 т, в 1950 — 18393 т.

Цех ректификации дивинила

Цех ректификации дивинила

Всего на восстановлении завода было освоено 52 648 тыс. рублей капиталовложений. Восстановлено 43 объекта промышленного назначения общей площадью 27 709 кв. м, смонтировано 1 080 единиц оборудования, из них 969 единиц восстановлено при монтаже. Смонтировано 60 тыс. п. м технологических трубопроводов, около 28 тыс. п. м подземных трубопроводных коммуникаций, 21 тыс. п. м электрических сетей, около 5 тыс. п. м канализации, 4 080 п. м железнодорожных путей, а также восстановлены 22 жилых дома жилой площадью 14 417 кв. м, школа, детский сад, пионерский лагерь на 70 мест и ремесленное училище на 300 мест.

От ВОГРЭС были протянуты новые паропроводы и электрические кабели (их насчитывалось в те годы три), а от береговой насосной станции восстановлены водоводы, по которым в цехи пошла охлаждающая речная вода.

Мощным фактором нормализации жизни явилось восстановление жилья. Его, конечно, было мало, можно сказать, ничтожно мало. Редко кто получал отдельную квартиру. Все квартиры были коммунальными. Но всё относительно. В 1943-1947 гг. на фоне такой разрухи, когда целые кварталы и улицы даже в центре города состояли из одних стен с пустыми глазницами оконных проемов, и такое жилье казалось вполне приемлемым и сносным.

В 1948-1949 гг. было осуществлено строительство 2-ой очереди завода по выпуску эмульсионного дивинилстирольного каучука. 19 сентября 1949 года был произведён пуск первого в стране дивинилстирольного каучука.

В следующем, 1950 году, в мае, был введён в действие цех по производству некаля. Цех был построен за 70 суток. А в декабре 1950 г. в эксплуатацию была сдана заводская столовая. 6 марта 1954 года начал свою работу Дворец культуры им. С.М. Кирова.

В период 1956-1960 гг. в стране произошли большие и, прежде всего, административные изменения. В 1958 г. были ликвидированы отраслевые министерства, и на местах, в областных и краевых центрах созданы для управления промышленностью Советы народного хозяйства, однако, они не затрагивали управления сельским хозяйством, там всё осталось по-прежнему. Нельзя сказать однозначно, что это был неправильный шаг. Конечно, оказался утерянным отраслевой принцип (но сегодня централизованное управление в масштабах всей страны почти полностью отсутствует, хотя уже возникают некоторые огромные объединения, которые пытаются руководить на правах собственности многочисленными, в том числе разношерстными предприятиями). Однако максимальное приближение управления к производству, как можно было заметить, имело свои положительные стороны. Оживилось строительство, более энергично стали решаться городские проблемы, увеличились темпы строительства объектов соцкультбыта, в том числе жилых домов. Позднее и областные партийные комитеты разделились на промышленные и сельскохозяйственные, но это уже было чистое администрирование, и желаемых результатов, и, прежде всего, в сельском хозяйстве, не принесло. В 1964 году все это кончилось отставкой инициатора подобных перемен — Н. С. Хрущева, отраслевые министерства были восстановлены, а парткомы объединены.

Н.С.Хрущёв на заводе СК им. Кирова. 4 апр. 1957 г.

Н.С.Хрущёв на заводе СК им. Кирова. 4 апр. 1957 г.

Большим событием в жизни всей страны явились решения майского (1958) пленума ЦК КПСС по ускоренному развитию химической индустрии. Основной смысл их состоял в том, что ускоренное развитие производства химических удобрений, пластмасс, синтетических каучуков, волокон, разного рода реактивов позволит быстрее решить насущные вопросы жизни советских людей: неотложные проблемы обеспечения товарами повседневного спроса, ускорение обеспечения жильем — и в целом повысить жизненный уровень в стране.

Производство синтетического каучука за 7 лет должно было вырасти в 3,4 раза. Так же резко должно было увеличиться производство удобрений, пластмасс, волокон и т. д. Это были гигантские шаги в правильном направлении. Дело химизации страны резко ускорилось и стало фундаментом решения многих важнейших государственных задач.

Для научного и проектного обеспечения решения этих грандиозных задач было создано немало новых научно-проектных центров. На базе нашего завода в те годы появились филиалы «Гипрокаучука», ОКБА, ВНИИСК и пусконаладочная организация «Оргхим“. Все они сыграли важную роль в развитии завода СК им. Кирова.

В период совнархозов завод СК входил сначала в систему Воронежского совнархоза, а затем подчинялся совнархозу ЦЧЭР (Центрально-Черноземного экономического региона). После 1965 года предприятие вошло в систему Министерства нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности СССР (Миннефтехимпром СССР).

Производство дивинила не стояло на месте. В контактном цехе смонтировали выносные активаторы. Если раньше после перегрузки в течение некоторого времени печь не производила дивинил, т. к. шел процесс активации катализатора, который состоял в его прокаливании, теперь непосредственно в реторты поступал заранее активированный катализатор, и печь сразу начинала работать. Внедрялись в производство и другие инновации.

Реконструкция завода в первой половине 1960-х гг.

Реконструкция завода в первой половине 1960-х гг.

В начале 1960-х годов произошли изменения в руководстве завода. Еще в конце 1959 года с завода ушел главный инженер Т. В. Башкатов. Его назначили начальником Главкаучука в составе Госхимкомите-та СССР. Главным инженером стал Л. Д. Кудрявцев.

В феврале 1961 года директора С. Г. Сербулова перевели на руководящую должность в управлении химической промышленности Воронежского Совнаркома, и в марте директором стал Л. Д. Кудрявцев, который проработал в этой должности до 18 сентября 1998 года. Правда, у него был перерыв: с октября 1977 г. по ноябрь 1979 г. работал в Москве начальником «Главкаучука”, до августа 1981 года — директором Воронежского шинного завода, а затем вернулся на свою прежнюю должность директора завода СК.

Эти 4 года должность директора исполнял О. А. Голанцев, воспитанник завода, на который он прибыл молодым специалистом из Одессы. Прошел все стадии — работал мастером, механиком цеха, начальником цеха, секретарем партийного комитета завода. Это был грамотный, волевой, требовательный специалист, он успешно руководил коллективом все эти годы.

В 1961 году главным инженером назначили Ивана Федоровича Сотникова. На завод он пришел в 1946 году после окончания техникума в Ярославле, за его плечами осталась война, он был офицером—фронтовиком, а на заводе прошел большую инженерную школу — мастер, механик и начальник цеха, руководитель службы безопасности завода — таковы этапы его пути. Главным инженером он проработал более 20 лет и оставил о себе добрую и долгую память.

В 1962 году завод потрясла широкомасштабная катастрофа, которая произошла в опытном цехе СКИ филиала ВНИИСК, расположенном в центре завода. При организации филиала его передали в состав ВНИИСК.

21 июля 1962 года в 13 часов 16 минут мощный взрыв разрушил цех. При этом погибли 30 человек, еще несколько человек получили травмы. Из работников завода никто не пострадал, завод отделался только огромным количеством выбитых стекол и сломанных деревянных переплетов. Взрыв произошел из-за утечки изопентана. Так как масштабы бедствия были велики и жертв много, из Москвы в Воронеж прибыло много руководящих работников из различных ведомств. Приехал и председатель Госхимкомитета СССР В. С. Федоров.

После того как страсти улеглись и появилась возможность решать насущные вопросы, совещание руководства совнархоза с участием В. С. Федорова рассмотрело вопрос о положении дел на заводе. Попутно было решено филиал ВНИИСК целиком расположить на территории завода, против чего не было возражений, так как наличие научного центра на территории завода давало дополнительные шансы в борьбе за технический прогресс. Сегодня можно утверждать, что это себя оправдало.

Завод после аварии 1967 г.

Завод после аварии 1967 г.

На этом же совещании внесли предложение о строительстве на заводе комплекса СКД. Объект должен был быть построен в Ярославле, но там дело не пошло. Заводчане согласились с предложением, так как расширение завода за счёт наращивания производства СКС (удвоения) энтузиазма не вызывало. А здесь каталитическая растворная полимеризация, стереоспецифический полибугадиен — совершенно новое дело. Это привлекало. Заводчане понимали, что полибутадиен укрепит положение завода как одного из ведущих химических предприятий.

В память о свершениях предприятия, 14 октября 1965 года, в двух комнатах Дворца культуры завода синтетического каучука имени С.М. Кирова был торжественно открыт музей трудовой и боевой славы. В экспозиции музея были представлены портреты ветеранов труда, участников Великой Отечественной войны, образцы первого каучука и другие уникальные предметы.

Нельзя не упомянуть и о заводском театре, который пользовался большой популярностью. Вот что писала областная газета «Коммуна» о театре в статье «Трудовая поступь кировцев» 9 февраля 1969 года: «Одному из старейших коллективов нашей области – народному театру Дворца культуры завода СК им. Кирова в январе исполнилось 10 лет. За это время коллектив театра прошёл интересный путь. Им осуществлено 25 постановок. Это пьесы А. Островского, М. Горького, Н. Погодина и других драматургов. Более трёхсот раз театр выступал перед зрителями Воронежа и других сёл области. На Всесоюзном смотре народных театров он завоевал звание лауреата, награждён Большой медалью и дипломом первой степени». К сожалению, в настоящее время ДК им. Кирова находится в аварийном состоянии (см. фото снизу), а заводской театр пока не возродился.

Здание ДК им. Кирова в аварийном состоянии. 2016.

Здание ДК им. Кирова в аварийном состоянии. 2016.

Теперь стоит обратиться к проблеме защиты окружающей среды. Когда начинали строить завод, то в те годы никто не думал не только об экологии, но и просто о влиянии завода на окружающую природу. Во-первых, завод располагался далеко от города, во-вторых, в те годы считали дым, выходящий из заводской трубы, не только нормальным явлением, но и символом работы промышленности, несущей блага человечеству. Это отношение менялось по мере роста урбанизации жизни и резкой концентрации промышленности. Конечно, одно дело город в 200 тыс. жителей и химический завод где-то далеко от него, производящий 10 тысяч т каучука, и совсем другое — миллионный город и завод, выпускающий 350 тысяч т разных каучуков ежегодно, или 1000 т в сутки: и жителей в 5 раз больше, и каучука в 35 раз больше, и город окружал завод со всех сторон.

Первая сложнейшая экологическая проблема, с которой столкнулся завод СК, — экологическая: очистка сточных вод.

В 30-е годы, производя СКВ, завод не имел проблем со сточными водами, так как химически загрязненных вод не имелось (еще одно достоинство лебедевского способа), были только условно чистые воды, воды после теплообменников, они беспрепятственно сбрасывались в реку. Впрочем, это утверждение не совсем точно, поскольку уже в конце 30-х годов раздавались требования строить поля фильтрации, так как вместе с условно чистыми водами сбрасывались и фекальные стоки, но в те годы и сам город не имел каких-либо устройств для очистки стоков. Но появление СКС резко изменило картину. Здесь на каждую тонну каучука сливалось в канализацию 100 кубических метров воды, содержащей значительное количество солей и различных химикатов, а самое главное -большое количество некаля.

Московский институт «Водгео” выдал рекомендацию очищать стоки после дивинилстирольного производства на полях фильтрации — старый, известный способ: вода фильтруется через слой земли и на этом пути происходит ее естественная очистка за счет жизнедеятельности простейших микроорганизмов, содержащихся в земле. Поля фильтрации — это так называемые карты, обвалованные участки земли, на которые последовательно поступает загрязненная вода.

В южной части Левобережного района, которая называлась «Озерки”, отвели 500 га земли и началось строительство самих карт, подводящих трубопроводов, коллекторов, насосных станций и т. д. Объем работ намечался большой. Когда пустили производство СКС, поля фильтрации к приему воды не были готовы. Химически загрязненные воды начали поступать в реку Песчанку и далее в Дон. Конечно, первое время (уровень производства был небольшим) их было немного, но постепенно поток нарастал, и к весне 1950 года пена некаля достигла низовьев Дона. Среди тех, кто забил тревогу, стояло имя нашего национального писателя М. А. Шолохова. Наконец сброс в реку прекратился, и поля фильтрации заработали. Но очень скоро заводчан постигло жестокое разочарование. Анализы подземных вод показали, что очищение в толще земли практически не происходит: виной всему некаль. По совершенно непонятным причинам институт «Водгео” не заметил специфики некаля, который не только не поддавался биологическому разложению, но и активно подавлял жизнедеятельность микроорганизмов.

Заводские очистные сооружения

Заводские очистные сооружения

Итак, реку спасли, но «болезнь” в прямом смысле загнали внутрь. Среди подземных вод нарастал «купол” неочищенной, химически загрязненной воды. Какое-то время ушло на обследования, на осмысление создавшегося положения, но очень скоро последствия просчета дали о себе знать. Внезапно некаль обнаружили в артезианских скважинах соседнего с полями фильтрации деревоперерабатывающего завода, затем были загрязнены питьевые скважины заводов шинного и горно-обогатительного оборудования. Но это еще полбеды.

Самый неприятный момент наступил, когда некаль обнаружился на другом, правом, берегу реки Воронеж в скважинах городского питьевого водозабора №6. Это была почти катастрофа. Возникла прямая угроза водоснабжению огромного города с сотнями тысяч жителей. Требовалось кардинальное решение для избавления от этой нешуточной угрозы.

В 1958 году СМ РСФСР принял специальное Постановление о строительстве заводских сооружений методом биологической очистки и закрытии полей фильтрации. В 1959 году появился проект, и началось строительство их первой очереди.

Новый комплекс по очистке сточных вод представлял собою сложнейшее сооружение — огромные железобетонные емкости отстойников и аэротеннов, мощные насосные станции, воздухонагнетатели, разветвленная система трубопроводов. Он занимал обширную территорию. Строительство шло негладко. Нехватка рабочей силы, недостаток материальных ресурсов, дефицит механизмов — все это тормозило дело, несмотря на всю его важность.

Но вот в конце 1964 года госкомиссия подписала акт о приемке первой очереди очистных сооружений в эксплуатацию. Это принесло заводчанам большое облегчение. Некаль был убран из состава сточных вод — и биологическая очистка стоков пошла полным ходом. Немаловажно отметить, что заводские очистные сооружения (цех № 61) приняли на переработку сточные хозфекальные воды — как бытовые, так и промышленные — со всей левобережной части города Воронежа. Большую роль в строительстве и налаживании работы после пуска сыграли П. Е. Дубровин, А. Ф. Назаров. По линии капитального строительства стройкой руководили от завода Н. П. Астафьев и В. И. Ломакин.

Пуск сооружений биологической очистки стоков (БОС) завода явился крупным, принципиальным шагом вперед в деле решения назревших экологических проблем.  10 октября 1964 года была введена в эксплуатацию 1-я очередь сооружений БОС. Был полностью прекращён сброс неочищенных стоков в реку Воронеж.

В 1966 году на заводе было начато производство канифольного каучука без масла для обувной промышленности.

29 июня 1967 года в 6 часов 59 минут на заводе СК произошёл мощный взрыв. В результате был разрушен цех ДК-5. Погибших, по счастливой случайности, не было. 23 человека получили травмы разной степени тяжести.

В 1968 году, с 6 июля, начала свою работу заводская база отдыха «Битюг».

Предприятие успешно развивалось в 1970-е годы. Коллектив завода справился с выполнением плана 8-ой пятилетки. В условиях действующих цехов построили новое производство стереорегулярного полибутадиена СКД, ликвидировали последствия аварии 1967 года в цехе ДК-5. В 1969 году успешно освоена проектная мощность нового производства, причем досрочно, выпуск каучуков и латексов в целом вырос почти в 2 раза. Завод прочно вошел в число 10 лучших заводов Миннефтехимпрома СССР, на многие годы сохранил свое ведущее место, хотя в составе министерства насчитывалось в те годы до 700 предприятий.

7 января 1971 года Указом Президиума ВС СССР коллектив завода получил орден Трудового Красного Знамени. Это явилось признанием заслуг коллектива и поощрением его стремления идти вперед, не считаясь с трудностями. В дальнейшем на протяжении 40 кварталов (10 лет) завод неизменно занимал призовые места во Всесоюзном социалистическом соревновании и награждался переходящим Красным Знаменем. Большая группа кировцев получила государственные награды — ордена и медали СССР.

Награждение завода орденом Трудового Красного Знамени. 1971 г.

Награждение завода орденом Трудового Красного Знамени. 1971 г.

В то же время на заводе продолжалась напряженная работа по дальнейшей реконструкции и модернизации многих участков и производственных установок. Целенаправленное осуществление ряда крупных организационно-технических мероприятий в производстве дивинилстирольных каучуков дало хорошие результаты. В 1973 году по сравнению с 1970 годом себестоимость всех марок каучука снизилась на 4-6 %, производительность труда возросла на 36 %. В целом производство СКС, накопив большой опыт, усовершенствовав технологическую схему и обновив оборудование, работало стабильно, ритмично выполняя установленные плановые задания.

В 1974 году началось серийное производство ещё одного каучука — СКС-ЗОАКО, который используется для уплотнительных материалов. В производстве латексов тоже произошли большие перемены. Если первоначальная мощность цеха равнялась 3,5 тысячи тонн латекса в год, то в последующем за счет неоднократных реконструкций и установки дополнительного оборудования она значительно увеличилась и в 1975 году уже составляла 15,0 тысяч тонн в год. Работники цеха освоили выпуск новых марок товарных латексов, спрос на которые все возрастал. Непрерывно в содружестве с ВНИИСК выпускались опытные партии, установились хорошие связи с потребителями. Рос выпуск концентрированного латекса. Всего цех выпускал до 18 видов латексов для самых разнообразных потребностей: для производства шин, бумаги, облагораживания кож, ковров, обуви, красок и т. д.

Объем продукции со Знаком качества по заводу за 1976 год составил 85,4 %. За счет развития почина коллективом завода достигнута экономия 90 тонн спирта, 139,5 тонны дивинила, 72 тонны стирола, 11 тонн этилбензола. Из сэкономленного сырья выработано 300 тонн каучука СКС-ЗОАРКМ-15. На заводе в это время работало 1725 человек молодежи, из них 1153 — члены ВЛКСМ. Претворяя в жизнь решения XXV съезда КПСС, они активно включились в соревнование за право подписать Рапорт Ленинского комсомола ЦК КПСС к 60-летию Великого Октября. Лучшие результаты в соревновании молодежных коллективов показал коллектив бригады ударников коммунистического труда цеха 91-91 а (бригадир В. Д. Ершов, кавалер ордена Трудовой Славы III степени). Коллектив бригады 16 декабря выполнил годовой план по производству латексов. Сверх плана за год выработано 806 тонн латексов, из которых 56 % — со Знаком качества.

1977 год. Социалистическое соревнование на заводе было направлено на досрочное выполнение второго года десятой пятилетки, достойную встречу 60-летия Великого Октября.

По итогам Всесоюзного социалистического соревнования за первый, второй и третий кварталы заводу присуждено переходящее Красное Знамя Министерства и ЦК профсоюза, Диплом и первая денежная премия. За достижение наилучших показателей по выпуску продукции с Государственным Знаком качества коллектив завода награжден Дипломом ЦК профсоюза и Госкомитета стандартов при Совете Министров СССР.

За успехи в социалистическом соревновании в честь 60-летия Великого Октября заводу вручено на вечное хранение Красное Знамя Воронежского обкома КПСС, облисполкома, облсовпрофа и обкома ВЛКСМ.

Гализин Иван Васильевич,. слесарь завода СК им. Кирова, Герой Социалистического Труда (1971)

Гализин Иван Васильевич, слесарь завода СК им. Кирова, Герой Социалистического Труда (1971)

Победителями среди цехов завода в честь 60-летия Октября признаны коллективы цехов 15-16, 1, 17, 38. Среди смен лучшие результаты показали смены, руководимые Н. Т. Цепляе-вым, И. Г. Глебовым, М. И. Злобиным, А. М. Турищевой, Э. С. Литвиновой, Ю. А. Шубиным, М. С. Шемякиным и др. Победителем в социалистическом соревновании смен в честь 60-летия Октября вышла смена ”В” цеха 28 (начальник смены Н.Т. Цепляев). Коллектив смены выработал сверх плана 350 тонн каучуков. Производительность труда составила 115,2 % к плану.

Коллектив цеха 15-16 (начальник цеха В. С. Богдан, секретарь парторганизации А. Е. Шевченко, председатель цехкома В. А. Привалов) досрочно выполнил социалистические обязательства по выпуску миллионной тонны стирола.

В соревновании внутри отрасли коллектив завода соперничал с Ефремовским и Сумгаитским заводами синтетического каучука.

Организованы четыре заводские выставки, отражающие технико-экономические показатели работы завода, улучшение качества продукции, помощь завода подшефным колхозам и совхозам.

Продукция завода экспонировалась на ВДНХ СССР, ярмарках во Франции, ГДР, Венгрии, Португалии, Польше, Югославии.

1978 год. Социалистическое соревнование направлено на досрочное выполнение заданий третьего года десятой пятилетки, достойную встречу первой годовщины новой Конституции СССР.

По итогам Всесоюзного социалистического соревнования за I и II кварталы заводу присуждено первое место, переходящее Красное Знамя, Диплом Министерства и ЦК профсоюза рабочих химической и нефтехимической промышленности СССР и денежная премия, за III квартал присуждено второе место. Завод награжден Почетной грамотой Министерства и ЦК профсоюза. В социалистическом соревновании промышленных предприятий Воронежской области коллективу завода по итогам трех кварталов вручено переходящее Красное Знамя обкома КПСС, областного Совета народных депутатов, облсовпрофа и обкома ВЛКСМ. По итогам соревнования промышленных предприятий Левобережного района завод трижды награжден Красным Знаменем райкома КПСС и райсовета народных депутатов.

В феврале 1978 года за успехи в соревновании завод награжден переходящим Красным Знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ с занесением на Всесоюзную Доску почета ВДНХ СССР.

В 1980 году был осуществлён ввод в действие больницы №8, построенной по инициативе завода и на его средства.

В январе-мае 1982 года было создано подсобное хозяйство, построен свинарник на 800 голов и угкоферма на 12 тыс. уток.

В ноябре 1983 года была введена в действие 7-я технологическая батарея в цехе № 25, выполнена очередная задача по развитию производства СКС.

В январе 1984 года сдана в эксплуатацию уникальная установка по очистке подземных вод от некаля.

В 1985 году, 25 мая, в цехе ДК-1,4 освоен выпуск антиоксиданта для синтетических каучуков ВТС-150. А 19 июня того же года в цехе № 25—21 осуществлен пуск новой технологической линии производства товарного латекса БСК-70/2, который используется для изготовления ковров.

В марте 1986 года в цехе № 28 введена в строй 8—я технологическая линия. В этом же году была проведена третья реконструкция производства СКД. Наращение мощности на 30 тыс. тонн в год по выпуску каучука для ударопрочного полистирола. А 3 июня 1986 года за выдающиеся производственные достижения, досрочное выполнение заданий 11—й пятилетки и социалистических обязательств и проявленную трудовую доблесть Указом Президиума Верховного Совета СССР присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот» директору завода Леониду Дмитриевичу Кудрявцеву [1].

1990 год стоит особняком в заводской истории, так как на рубеже 90-х годов XX столетия Воронежский завод синтетического каучука достиг вершины своего развития и масштабов производства. Настойчивый, целеустремленный труд коллектива завода, усилия всех его служб и подразделений, успешная организаторская деятельность руководства дали замечательные результаты. В1990 году завод выработал рекордное количество каучуков и латексов — 332480 т, или 950 т в сутки. Сополимерных каучуков было выработано 150426 т, каучуков растворной полимеризации — 153429 т и латексов — 29593 т.

В общем балансе производства каучука в Советском Союзе доля Воронежского завода составила 14 %, а по объему их выпуска предприятие занимало третье место среди всех шестнадцати родственных предприятий. Завод был мощным, передовым в техническом отношении предприятием, достойно представлявшим советскую нефтехимическую индустрию. Уже в то время он выгодно отличался от других родственных заводов разнообразием номенклатуры выпускаемой продукции. Имея в своем составе эмульсионную и растворную полимеризации, мы выпускали до 40 видов товарной продукции.

Динамика выпуска каучука выглядит следующим образом:

1933 г.- 657 т;

1940 г.- 25670т;

1950 г.- 33886 т;

1960 г.- 94111 т;

1970 г. — 177020 т;

1980 г. — 209934 т;

1990 г. — 332480 т;

1994 г.- 88732 т;

2000 г. — 177236 т;

2001 г. — 179235 т.

Первоначальную проектную мощность завод перекрыл в 33 раза, а уровень довоенного 1940 года — в 13 раз.

Численность работающих в 1990 году составила 4559 человек — меньше, чем в 1970 году, на 1398 человек, в то время как выпуск каучука возрос в 1,9 раза.

Уровень комплексной автоматизации стал значительным, применение компьютеров — широким. На заводе успешно внедрялась (в числе немногих предприятий России) немецкая система R/3 комплексного управления учетом материальных и финансовых потоков на основе компьютеров, объединенных в сеть (так называемая интегрированная система управления).

О масштабах производства косвенно свидетельствуют и такие данные: мощность всех заводских электромоторов составляла около 70 тысяч киловатт, потребление пара доходило до 500 тонн в час, а охлаждающей воды — до 400 тысяч кубометров в сутки.

Завод по-прежнему входил в число лучших предприятий Миннефтехимпрома СССР. Этот успех — следствие слаженной работы высококвалифицированного коллектива рабочих, специалистов и служащих. Преобладающая масса рабочих в цехах имела среднее образование, у многих аппаратчиков было среднетехническое образование, а число дипломированных инженеров и техников доходило до 1000 человек.

Последнее десятилетие XX века для Воронежского завода СК, как и для всей промышленности Российской Федерации, по понятным причинам было бурным и весьма непростым. Как-никак в стране произошла ещё одна революция, которая коренным образом изменила ее общественное и государственное устройство. Распад СССР и уход его с политической арены вызвал огромные перемены также и непосредственно в экономике.

Завод СК, как и все другие предприятия, создавался на основе плановой экономики и шестьдесят лет работал успешно, выполняя все решения директивных органов и, прежде всего, государственный план, и вдруг оказался предоставленным сам себе. Практически в один прекрасный день заводчане перестали ощущать на себе какое-либо воздействие центральной власти, кроме, разумеется, действия общих законов (налоги, валютный контроль, таможенный режим, экология и т.д.).

Как и все субъекты хозяйствования, кировцы оказались в своеобразном властном вакууме, а ведь еще недавно каждый наш шаг жестко регламентировался и подвергался неослабному контролю. Свободы для маневра было мало, а по многим направлениям деятельности никаких отклонений от указаний сверху не допускалось. Конечно, на первых порах состояние безвластия порождало и какие-то психологические трудности. Главный вопрос, откровенно говоря, в те дни состоял в том, насколько необратимы эти процессы, что же практически делать — выжидать возврата к старому, привычному, или решительно менять годами сложившиеся порядки, приёмы управления и методы работы и искать новые пути решения стратегических и оперативных задач завода. В этот начальный период рыночных реформ руководители предприятия допустили некоторые ошибки и просчеты, обусловленные стойкими привычными стереотипами, отказаться от которых было непросто.

Например, когда стало неумолимо сокращаться производство каучука, это оказалось настолько непривычно, что заводчане по инерции прилагали немало сил, чтобы удерживать его на привычном уровне, в наивном, как потом оказалось, расчёте, что изготовленный каучук будет востребован в прежних количествах. Но этого не произошло, да и не могло произойти, как выяснилось позднее. В жизни случилось прямо противоположное. Несмотря на усилия коллектива, производство каучука стало неудержимо падать, и в 1994 году было произведено его всего 88,7 тысячи тонн, то есть столько, сколько производили в конце 50-х годов. Пережить подобное было очень тяжело, и этот факт заставил руководство задуматься о дальнейших перспективах.

Как и полагается по революционному сценарию, — пишет экс-директор завода Л.Кудрявцев, — события развивались лавинообразно. Сработали два фактора, обусловленные распадом СССР и реформами. Первый заключался, как нетрудно догадаться, в том, что нарушились не просто традиционные и привычные связи завода, а стратегические, коренные отношения с многочисленными предприятиями-потребителями, расположенными на территории бывших союзных республик — Украины, Белоруссии, Прибалтики, Молдавии и т.д. Они выстраивались на протяжении многих лет и не являлись случайными. В рамках государственного планирования на заводе были созданы мощности для производства каучука, предназначенного конкретным потребителям, расположенным, в частности, в регионах, перечисленных выше. И вот теперь между нами возникли государственные границы, вначале вроде бы прозрачные, но со временем они укреплялись и создавали бастионы препятствий на пути движения товаров. Действия пограничных, таможенных, валютных и прочих барьеров проявились, прежде всего, в наиболее чувствительной и уязвимой сфере — финансовой. Скорость денежных расчетов, по крайней мере на первых порах существенно замедлилась. Да и вновь возникшие финансовые центры — коммерческие банки — сыграли здесь свою отрицательную роль. Пользуясь отсутствием соответствующих законов, они стали задерживать поступающие к ним финансовые средства клиентов и «крутить” их в своих интересах. И это пагубное явление было прекращено далеко не сразу.

Второй мощнейший фактор — либерализация цен, что осуществилось одномоментно в середине 1992 года. Это был элемент шоковой терапии. При этом сразу же пошли разговоры, что на энергоносители, в том числе и в первую очередь на нефть и газ, цены надо установить на мировом уровне.

Тогда же, во второй половине 1992 года, проводилась большая подготовительная организаторская работа по переводу завода на положение акционерного общества. 4 сентября 1992 года администрация Левобережного района зарегистрировала «акционерное общество открытого типа «Воронежсинтезкаучук”, которое явилось правопреемником всех прав и обязанностей Воронежского ордена Трудового Красного Знамени завода синтетического каучука имени С. М. Кирова. Был утвержден первый Устав этого акционерного общества. Уставный капитал в тот момент составил 331 433 тыс. рублей. Всего было выпущено 331 433 акции с номиналом в 1000 рублей. Собственниками акций стали 9463 физических лица (81%) и 9 юридических (19%). В собственности государства акций не имелось изначально.

Конференция акционеров 2 декабря 1992 года утвердила результаты всей этой работы. Отныне с социализмом на нашем заводе было покончено. В какой-то момент (в 1995 г.) все собственники акций завода стали «миллионерами”, так как стоимость акции поднялась до 800 тыс. рублей за 1 штуку. Таков печальный итог гиперинфляции, которая бушевала в стране в то время. Акции начали свою самостоятельную, не зависящую от завода жизнь. Был момент (в 1997 г.) ажиотажной, спекулятивной их скупки, и в результате произошло перераспределение. В 2002 году 86,05 % акций находятся в собственности 32 юридических лиц, а 2787 физических лиц (в основном, работники и пенсионеры завода) имеют 13,95% акций.

Итак, акционирование завода и демонтаж социалистических порядков на заводе прошёл «организованно и успешно», однако мы оказались в крайне неблагоприятном положении. Оно, конечно, не является следствием акционирования, но объем производства сократился в 3,7 раза, а финансовое положение стало просто отчаянным. Временами завод не имел возможности из-за отсутствия необходимых финансов не только приобретать нужные материалы и энергоресурсы, но и выплачивать зарплату. Дело доходило до временной остановки производства и отправки работников в неоплачиваемые отпуска.

В настоящее время завод СК им. С.М.Кирова вошёл как производственная единица в холдинг «Сибур» (поглощение Воронежского завода СК произошло в 1998 году), который объединяет несколько направлений бизнеса – углеводородного сырья, базовых полимеров, пластиков и синтетического каучука. Ныне почти 50% выпускаемой заводом продукции экспортируется в Испанию, Италию, Германию, Австрию, Финляндию, Китай, Тайвань, Индонезию, США и другие страны Европы, Азии и Америки. В числе потребителей воронежских каучуков — ведущие транснациональные корпорации химической индустрии, фирмы с мировым именем «Мишлен», «Бриджстоун», «Нокиан Тайерс», «Континенталь».

На базе «Воронежсинтезкаучука» СИБУР реализовал крупный инвестиционный проект —  новое производство термоэластопластов мощностью 50 000 т в год.

 

Источники:

1. Кудрявцев Л.Д. Воронежская гевея. Хроника Воронежского завода синтетического каучука. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 2002. — 240 с.

2. Кировцы. Очерки истории ордена Трудового Красного Знамени завода синтетического каучука имени С.М. Кирова. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 1975. — 212 с.

3. Сайт компании «Сибур» (www.sibur.ru/vsk/about/history/).

4. Коммуна. — 1969. — 9 февр. (статья «Трудовая поступь кировцев»).

5. Встреча участников автопробега Москва — Каракумы в Воронеже

 

Похожее ...

1 Комментарий

  1. 1966 году освоен выпуск канифольного каучука без масла для обувной промышленности , в 1967 году начат выпуск полибутадиенового каучука. В 1977 году на предприятии выпущена миллионная тонна стирола. В 1986 году за производственные достижения директору завода Леониду Кудрявцеву присвоено звание Героя Социалистического Труда . В 1992 году предприятие преобразовано в открытое акционерное общество и получило наименование «Воронежсинтезкаучук», в 1994 году — приватизировно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.