Эстетика труда. Введение

Эстетика труда представляет собой многогранное, комплексное и очень интересное направление в культуре, искусстве, бизнесе и экономике. С одной стороны, эстетика труда — это наука, под эгидой которой развиваются и изучаются теории прекрасного и безобразного, порядка и хаоса в трудовых процессах, высших и низших потребностей, производства, потребления и распределения эстетического продукта, взгляды на эстетические условия трудовой деятельности со стороны работников, работодателей, партнёров, конкурентов, потребителей, государства. С другой стороны, эстетика труда — это обширная область деятельности для дизайнеров, живописцев, кинематографистов, литераторов, поэтов, сценаристов, выбравших труд и трудовые процессы объектом своего искусства. Таким образом, эстетику труда следует понимать в узком и широком смысле. В первом случае ареал исследований сужается до производственных и торговых процессов, эстетического оформления рабочих пространств, дресс-кода, спецодежды, торговых марок, символики и прочих корпоративных атрибутов. Во втором случае понимание эстетики труда значительно расширяется, затрагивая творческие потенции, духовные и ментальные процессы. В нашем сжатом обзоре попробуем в простой и доступной форме изложить основные положения эстетики труда с приведением конкретных примеров и иллюстраций.

 

Введение в проблематику эстетики труда

Труд в жизни преобладающего числа людей имеет очень важное значение, — и не только потому, что занимает по времени примерно третью часть нашего существования. Но не менее значимым для нас является и эмоциональная наполняемость труда, каким он нам представляется, тяжёлым или лёгким, почётным или презираемым, рутинным или творческим. Многое в этом сложном психологическом и нравственно-культурном процессе определяется индивидуальной оценкой «нравится» или «не нравится».

Все мы индивидуальности, с разными вкусами и характерами, различных рас и национальностей, имеем свои собственные предпочтения, мнения, представления о творчестве и искусстве, порядке и хаосе, простом и сложном, красивом и безобразном. Что-то или кого-то мы считаем прекрасным, превосходным, идеальным, престижным, конкурентоспособным, ценным. Другие же индивиды, коллективы или предметы окружающего мира представляются нам серыми, рутинными и даже уродливыми.

При этом единого мнения о красоте или уродливости, например, картин примитивистов или абстракционистов, модной одежды, причёсок, автомобилей, мебели, татуировок, пирсинга и многого другого мы не найдём, поскольку мир и человеческие индивидуальности очень разные. По какому-то незримому закону разнообразия люди хотят чего-то нового, необычного, манящего внешним обликом или внутренним содержанием.

Почему нам нравятся, например, одни предметы труда или сам труд (автомеханика, художника, кинокритика, садовода или кого-то ещё) и не нравятся в общем-то повсеместно уважаемые профессии политика, хирурга, педагога, предпринимателя или спортсмена? Для одних людей — это мечта, реализация себя в какой-либо из перечисленных профессий, для других — это сущее наказание, как выясняется позже в процессе работы или учёбы в вузе. Разочарованным и неверно представлявшим себе данный труд индивидам приходится бросать на полпути профильные учебные заведения, резко менять профессию и свою жизненную траекторию.

По-видимому, у каждого из нас есть некая природная склонность к определённому труду или профессии, просто она неочевидна и её надо раскрыть путём перебора разных видов труда. Эта простая истина известна давно. Стало быть, позитивное ощущение от определённого вида труда задаётся генетическими или природными факторами. Конечно, это не то, что заложено в птиц, вьющих гнёзда или в бобров, строящих речные плотины. Но известные аналогии здесь уместны.

Помимо внутренних позывов удовлетворённость от выполняемого труда зависит от целого ряда других, внешних факторов — трудового коллектива, где работает человек, уважения окружающих, престижа профессии, уровня оплаты труда, визуальной и корпоративной культуры, внешней атрибутики, смены антуража (путешествий), впечатлений, эмоций.

Возникает вопрос — а может ли такая научная дисциплина как эстетика труда помочь работникам, работодателям, профсоюзам, государству дать практические рекомендации по улучшению условий и качества труда, находясь в разумных пределах по соотношению «затраты — удовлетворённость»? Если все мы очень разные, то, наверное, и общих закономерностей здесь нет?

На самом деле такие закономерности есть. Их просто надо выявить и правильно применять — подобно тому, как в экономике применяется закон спроса — при всём разнообразии субъектов хозяйственной системы он действует с неизменным постоянством. Конечно, очень многие производители кинопродукта, рекламы, видеоконтента, музыки, одежды, обуви и многого другого хотели бы заранее знать, понравятся ли их изделия конечному потребителю ещё до практической реализации задуманного. Думается, что это задача-максимум, которая видится как идеал. Она вряд ли достижима во всех без исключения случаях. Но какие-то полезные элементы мы, безусловно, получим.

Отметим также, что многие аспекты эстетики труда часто смешивают с психологией в её различных направлениях — психологией управления, восприятия, обучения, общения, усвоения ценностей, формирования идеалов, развития и разрешения внутренних и внешних конфликтов. Такое вторжение в сопредельную область вполне понятно, поскольку зачастую сложно определить линию водораздела — где кончается эстетика и начинается психология. Поэтому данным микстом будем грешить и мы, оставляя пространство для дискуссий в нашем дальнейшем повествовании.

 

Понятие труд

Краеугольным понятием в эстетике труда является сам труд, трудовая деятельность, трудовые процессы, их ментальные, эмоциональные, творческие, физические основы. Что следует считать трудом, локальным и удалённым, эстетичным и неэстетичным, добровольным и принудительным, оплачиваемым и неоплачиваемым, создающим и не создающим стоимость? По этому поводу имеются самые разные воззрения — вплоть до того, что умственный труд всегда сопровождает человека вне зависимости от его местонахождения, здорового или болезненного состояния, сна или отдыха. Не будем приводить в качестве иллюстрации известный пример с Д.И. Менделеевым, которому именно во сне пришло озарение с периодической таблицей элементов, которая ныне носит его имя.

Следует также отметить, что существует немало разночтений по поводу таких понятий, как мужской и женский труд (а теперь ещё и труд трансгендеров, для которых ещё предстоит определить правовые нормы в спорте, в браке, в мужских и женских профессиях и даже в местах общего пользования), в офлайновом и онлайновом, созидательном и разрушительном, возмездном и безвозмездном труде. В марксисткой теории активно использовались понятия абстрактного и конкретного труда, а сам труд считался таковым лишь с приставкой «целесообразный».

Можно, конечно,  сказать что труд — это оплачиваемая деятельность, привычная нам в системе «работник — работодатель». Но и эта модель не вполне валидна, поскольку, например, волонтёрство не вписывается в данные рамки. Работа по дому, в саду и на даче, в студенческом или народном театре, помощь родственникам в строительстве, ремонте, учёбе или в иных сферах деятельности — всё это также не вписывается в стандартную схему с наёмным работником и работодателем.

Естественно, мы не можем обойти стороной и такое понятие, как инициативный труд по совершенствованию самого себя, своей личности, физического тела, интеллекта, укрепления здоровья, силы, воли, выносливости. Самоподготовка и самосовершенствование, чтение книг, постоянная учёба и занятия спортом, стремление научиться чему-либо новому всё это большой труд, который делается во имя будущего, без посредства мотивации в виде денег.

Эстетика денег в трудовых процессах — отдельная большая тема, к которой мы обратимся ниже. Сейчас же мы обратимся к таким распространённым эстетическим категориям, как умственный и физический труд, мужской и женский труд, духовный и божественный труд.

В трудах классиков марксизма-ленинизма, а также теоретиков советского периода красной линией проходит тема разграничения умственного и физического труда. Труд физический — рабочих и колхозников (представителей основных классов) ставится выше труда интеллигенции (как социальной прослойки). Вся эстетика труда советского периода пропитана этой идеологией, которая предполагала прохождение будущими работниками умственного труда (учёными, актёрами, инженерами и проч.) этапа рабочего или крестьянского труда. Таким образом, эстетические ценности, мораль и менталитет интеллигенции и управленцев становились иными, в них было значительно больше появлялось понимания нужд и потребностей рабочего класса, уважения к физическому труду.

Нечто подобное мы находим и в трудах Шарля Фурье и Льва Толстого. Фурье описал своеобразную гостиницу-коммуну (фалангу или фаланстер), где вместе проживают работники физического и умственного труда, здесь они вместе питаются, общаются, проникаются нуждами друг друга. По-своему воспринимал данную проблему и Лев Толстой, который считал адвокатов, писателей, чиновников и прочих работников умственного труда неполноценными людьми, если они сторонятся тяжёлой физической работы, непосредственного общения с трудовым людом. Сам великий писатель неуклонно следовал своей эстетической идее, занимался хлебопашеством, другим нелёгким крестьянским трудом, одевался в простую одежду, говорил о Боге в душе, а не в церкви (за что и был предан анафеме).

Интересна тема эстетики труда в теме богов Античности. По представлениям древних греков и римлян, боги охоты и виноделия, кузнечного и военного дела, торговли и коммерции делали свой труд идеально, говорили стихами, питались особой пищей — нектаром и амброзией. Именно к таким идеалам должен был стремиться смертный человек, становясь героем, полубогом, приобретая физическое и иное могущество.

Такой подход эллинов и римлян к эстетике труда явно противоречит теории о том, что труд — это тяжкая необходимость для существования, но неплохо вписывается в концепцию Энгельса и Маркса, что труд сделал из обезьяны человека (а из человека сделает Бога).

 

Высшие потребности в эстетике труда

Человек не существует в духовном и материальном мире без потребностей. Для поддержания физического существования ему требуется воздух, пища, вода, вывод из организма продуктов метаболизма. Это положение самоочевидное и не требует  каких-либо доказательств по поводу генезиса данного вида потребностей. Если кто-то имеет сомнения на этот счёт, то может попробовать продержаться несколько минут без дыхания или пару дней без воды. Без приёма пищи индивид может обходиться более длительный срок, который всё же весьма ограничен. Перечисленные нами потребности принято называть физиологическими, витальными (или низшими), поскольку они связаны  с самим существованием человека. Без удовлетворения указанных запросов и нужд индивид погибает. Маркирование их как низших совершенно не означает их малую значимость, а напротив, указывает на их фундаментальное значение, основу для всего остального.

Помимо физиологических имеются и другие важные потребности, которые можно классифицировать как базовые, но более высокого уровня — это потребности в безопасности, в надлежащих условиях существования, в приемлемом комфорте, в уважении со стороны окружающих, в общении, признании, одобрении. По своей насущности, злободневности, они не так имманентны, как потребности физиологические. В то же время их важность также велика, поскольку связана с самооценкой личности, её социальным статусом, самоуважением, психологической удовлетворённостью. В рамках данного вида потребностей существует и извечный запрос на деньги как эквивалента материальных благ, «чеканной свободы», состояния самоуважения, статуса, власти, которое дают деньги, материальные и нематериальные активы, криптовалюты.

В самых верхних стратах человеческих потребностей лежат духовные, эстетические начала личности, тяга к прекрасному, возвышенному, идеальному, божественному. Происхождение и развитие этих ментальных установок уже не столь очевидно, как в случае упомянутых выше физиологических потребностей. Здесь одними лишь положениями теории эволюции обойтись не удастся, поскольку для добывания пищи, охоты и продолжения рода первобытному человеку не требовалось художественное искусство, музыка, ритм и танец, украшения лица, тела, одежды, личного оружия, предметов и средств труда.

Наиболее адекватным ответом на вопрос о происхождении высших потребностей людей является гипотеза о соответствующей идее Творца, который заложил эстетические начала в саму человеческую природу. Потенции отдельных одарённых личностей складывались со временем в общественные вкусы, моду, украшения, образцы поведения, произведения искусства.

Немаловажным является и вопрос о раскрытии высших потребностей, создании соответствующих социальных институтов, поэзии, литературы, театра, празднеств, массовых зрелищ, культовых и общественных зданий. Уже в античном мире формируются такие творческие профессии как актёры, музыканты, драматурги, философы, учёные (Подробнее см.: Профессия актёра во времена античности).

Таким образом, мы можем констатировать, что раскрытие высших потребностей уже в Древнем мире начинает происходить через труд в определённой профессии. Следует также отметить, что если в данном обществе отсутствуют соответствующие талантам и наклонностям личности  профессии, то они могут реализоваться в виде хобби, времяпрепровождением на досуге, или не реализоваться совсем, так и оставшись в «свёрнутом состоянии». Сейчас, например, мы совершенно точно  знаем, сколько в нашей стране отличных спортсменов, чемпионов мира, Европы и Олимпийских игр. Но все способности российских атлетов смогли раскрыться только после формирования надлежащих условий и институтов, то есть лишь к началу ХХ века. То же самое мы можем сказать о мощном раскрытии потенциала русских поэтов, писателей, композиторов, живописцев, актёров лишь после XVIII века, когда появилась более или менее стройная система образования, книгопечатания, распространения знаний, искусства, культурных достижений.

Но не будем сводить высшие потребности только к труду творческих работников, служителей науки, культуры и искусства. Для массовых профессий высшие потребности и эстетика труда также играет немалое значение. Перечислим ряд основных факторов, которые весьма важны для работников, ценящих конкретный вид труда и трудовые коллективы. Это:

  • внешняя атрибутика, помещения;
  • путешествия, смена впечатлений, отсутствие привязки к конкретному рабочему месту;
  • наличие вокруг единомышленников, понимание со стороны коллег;
  • инновации, изобретения, новая организация труда;
  • престиж профессии, репутация компании-работодателя;
  • визуальная культура, дизайн;
  • творческий или исследовательский характер работы;
  • дружеские связи с коллегами;
  • форменная и специальная одежда (военных, полицейских, спецназовцев, производственных работников, работников офиса и т.д.);
  • эргономика в средствах и предметах труда.

Фактически эстетика труда включает в себя все те феномены и явления, которые мы обычно оцениваем словами «нравится» или «не нравится». В плане ценностных аспектов мы также могли бы отметить воспитательные, познавательные, патриотические, гедонистические, властно-управленческие факторы.

 

Эстетика труда как наука

Выше мы упомянули, что эстетика труда, говоря простым языком, это наука о том, что нам нравится или не нравится в трудовых процессах. Звучит достаточно примитивно, без сложных терминов и наукообразной формы, но в целом достаточно полно отражает суть дела. Мы пока ограничимся данным определением, а позже дополним его необходимыми уточнениями и более выверенными формулировками.

Конечно, сразу возникают сомнения, можно ли говорить о науке в том случае, когда что-то нравится или не нравится отдельным индивидам — здесь не избежать разноголосицы и неминуемых противоречий, поскольку вкусы, ценности и предпочтения у всех людей разные. Этот аргумент почти всегда фигурирует при рассмотрении гуманитарных наук, в числе которых психология, экономика, история и целый ряд других научных дисциплин. Большие идейные и ценностные разночтения мы находим в трудах по философии или по теории искусства. Разнообразие во взглядах отнюдь не опровергает существование единых законов и категорий эстетики труда, которые проявляются в массовом поведении и сознании людей. О категориях и специфике эстетики труда мы подробнее поговорим чуть ниже, а сейчас сосредоточимся на несколько иных аспектах.

Во-первых, мы должны остановиться на законах и закономерностях, на которых базируется эстетика труда как наука. Можно ли заранее сказать, что понравится или заведомо не понравится абсолютному большинству людей? Да, такой ответ дать вполне возможно. Например, людям нравится гармоничная мелодия и отвергается какофония, нравится чистота и не принимается грязь (в широком смысле слова), нравится выразительность средств и языковая внятность и не нравится блеклость, серость, бессмысленное бормотание. В трудовых процессах людям нравятся открытые и дружелюбные коллективы, квалифицированные, честные и вежливые управленцы, держащие своё слово, престижность труда, надлежащее оформление рабочих помещений, офисов, предметов и средств труда, нравится высокая оплата труда и уважительное отношение. Все противоположности, антиподы перечисленного, напротив, активно не приемлемы и вызывают отторжение. Это и есть общие закономерности эстетики труда.

Во-вторых, эстетика труда как наука использует свой собственный объект и предмет исследования. Объектом выступает труд во всём его многообразии и различных проявлениях, а также все те явления и процессы, которые прямо или косвенно связаны с трудом — ценностные, морально-нравственные, образные, смысловые, физиологические, психологические, экономические, социальные, художественные. Предметом исследования выступает какая-либо часть объекта — например, дизайн помещений или ландшафтов, цветовое оформление, подсветка, корпоративные сувениры, профессиональный язык (жаргон), торговые марки, элементы рекламы, спецодежды и т.д.

В-третьих, эстетика труда призвана быть средством мотивации и увеличения производительности труда для работников данного предприятия, для потребителей (покупателей) и партнёров данной хозяйственной структуры. В этом смысле эстетика труда плотно взаимодействует с такими теоретическими и практическими дисциплинами как менеджмент, психологические и правовые основы бизнеса, запахи (см. Запахи и бизнес), гигиена труда, ЗОЖ и многими другими.

Задачами эстетики труда как науки является не только исследование и описание трудовых процессов на предмет их соответствия нравственным нормам и идеалам, формирование гипотез и теорий, фиксирование закономерностей, но и практические выводы в плане практических рекомендаций, способных позитивно повлиять на настроения и состояния трудящихся.

Рис.1. Эстетика труда как научная и учебная дисциплина

На рис.1, представленном выше, мы отмечаем подразделение эстетики труда на теоретическую и прикладную науки. В первом случае темы эстетика труда относится к философским и теоретическим разработкам, во втором — к прикладным вопросам, среди которых темы использования запахов, колористики (в том числе корпоративных цветов), дресс-кода, музыки, разработки и рекламы торговых марок, корпоративных сувениров, гимнов, знамён, стихов и легенд о предприятии и проч.).

————————————————————————————————————

Кейс 1. Использование эстетичных запахов в бизнесе

Исследования показывают, что запахами мож­но существенно влиять на поведение чело­века. Особенно интересуются этим откры­тием специалисты по эстетике труда и торговле. Они утверждают, что запахи кофе и пива усили­вают аппетит, побуждая людей увеличивать свой заказ в ресторане или кафе и брать больше продуктов с полок гипермаркетов. Приятные ароматы свежевыпеченного хлеба или только что приготовленной сдобы удерживают покупателей в магазине и стимулируют тратить дополнительные день­ги. Запахи перечной мяты и грейпфрута усиливают концентрацию внимания, что может быть полезно при работе аналитиков или творческих работников. Ароматы апель­сина и лимона можно использовать для мас­кировки неприятных запахов — это легче, чем устранять их реальные причины.

Запахи воздействуют на самую древнюю часть нашего головного мозга — ствол, где на­ходится так называемая лимбическая система, доставшаяся нам от далеких предков и ведаю­щая инстинктами и эмоциями (см. схему слева). Обонятельные ощущения через лимбическую систему могут действовать на поведение человека, минуя его разум, сознательный анализ ситуации. Акти­вируемые запахом области мозга, кроме того, непосредственно связаны с центрами хране­ния памяти. Мимолетный запах может вызвать яркие воспоминания забытых, казалось бы, периодов жизни.

Поэтому во многих офисах, учреждениях медицинского, культурно-массового и производственно-торгового назначения ныне появились ароматизаторы — устройства, через которые в воз­дух выпускаются малые дозы тех или иных ароматических соединений, как правило, синтетических. При этом важно, чтобы запах держался ниже порога восприятия и действовал только на подсознание. С тех пор, как ароматизаторы появились, например, в одном из супермаркетов немецкого городка Кирхзееон, продажи овощей выросли на 30 процентов.


Кейс 2. Использование музыки и чтения в трудовых процессах

Специалисты по эстетике труда обнаружили, что музыка может снижать усталость, повышать производительность труда и удовлетворённость от работы. Вначале руководители сборочных предприятий не позволяли слушать рабочим музыку в процессе монтажа агрегатов, считая это непозволительной вольностью и отступлением от технологических регламентов. Однако исследования показали, что специально подобранной музыкой можно регулировать темп работ и скорость конвейера без ущерба качеству сборки.

Несколько иной метод используют кубинские вязальщики сигар, которым во время работы особый чтец читает литературные произведения. Таким  образом, рабочий день проходит быстрее и с большой познавательной пользой (без снижения качества выполненной работы).


 

Категории эстетики труда

На вопрос, что такое категории и зачем они нужны, ответим некоторой аллегорией. Все мы видели детский конструктор — техническую игру с ограниченным набором исходных элементов, посредством которых можно собирать различные готовые объекты. В науке также широко используется этот принцип с той лишь разницей, что исследователи называют исходные конструктивные элементы категориями (наиболее общими понятиями), которые в том или ином сочетании формируют рабочие модели, гипотезы, теории, которые объясняют действительность или прогнозируют будущее.

Более сложные и взаимосвязанные системы требуют большего числа основных и связующих элементов (базовых и вспомогательных категорий), которые с меньшими погрешностями описывают реальные поведенческие и ментальные модели, а также схемы производства, распределения и потребления благ эстетики труда. Сказанное отнюдь не означает, что сложные теории и модели всегда лучше, чем простые. У каждой из них имеются свои достоинства и недостатки: в простых моделях присутствует большая ясность (которую Р. Декарт и Б. Спиноза считали критерием истины), в сложных объяснительных конструкциях ясности бывает меньше, зато они более валидны. Древние философы пытались найти самые базовые элементы в природном «конструкторе» Творца, выделяя пять основных категорий — землю, воздух, огонь, воду и пятую сущность (квинтэссенцию). Эти пять элементов и «перводвигатель» должны были и создали первую научную картину мира.

Заметим также, что критерием истинности может быть и красота. Английский физик Поль Дирак утверждал, что красивая, внутренне согласованная теория не может быть неверной. Суть принципа красоты заключается в следующем: хорошая теория отличается особой эстетической гармонией, элегантностью, ясностью и стройностью. По мнению американского философа Томаса Куна, значение эстетических оценок может в некоторых случаях даже быть решающим.

Какими же основными категориями оперирует эстетика труда? В первую очередь, это общие понятия прекрасного и безобразного. Эти категории вбирают в себя такие составляющие, как наслаждение от выполненной работы (например, от написанного романа писателем, от снятого фильма кинорежиссёром, от успешно проведённой операции хирургом и т.д.), чувство общественной пользы от выполненного труда, преодоления собственной лени и торжества волевых усилий, достигнутых целей, создание уникального продукта и проч.

Категория безобразного выступает альтернативой понятию прекрасного: всё, что отравляет труд, делает его неприятным, отвратительным, отталкивающим — всё это вбирает в себя дефиниция безобразного в своих крайних проявлениях.

В реальной жизни категории прекрасного и безобразного зачастую смешиваются, купируя свои экстремальные черты, делая работу человека повседневной, рутинной, теряющую свою возвышенность, идеалы. Например, работа военного — убивать врага, защищать Родину. В этом ратном труде безобразное (убийство) гармонично уживается с прекрасным, возвышенным (подвигом во имя Родины).

Основополагающими категориями эстетики труда являются возвышенное и низменное, которые характеризуют ценностные оценки индивидов и больших общественных групп. К категории возвышенного часто прибегают специалисты при выстраивании корпоративной культуры, миссии организации или бизнеса. Так, поздравления по случаю профессиональных праздников не обходятся без подчёркивания высокой роли врачей, строителей, спасателей, военных, учителей других трудовых сообществ. В миссии, например, медицинского бизнеса, компания говорит не о том, что она хочет заработать прибыль на лечении или диагностике пациентов — что было бы низменным и выглядело весьма цинично. Медицинская компания представляет свои ценности и миссию иначе — как заботу о здоровье каждого, об улучшении качества жизни, избавления от боли или недуга.

Фундаментальной категорией эстетики также является гармония, которая понималась пифагорейцами как числовая соразмерность, пропорция в музыке, в природе, архитектуре, человеческом теле, в космосе. Отсутствие гармонии ведёт к какофонии, безобразному, которое приближается по своему смыслу к категориям небытия и зла.

К категориям эстетики труда относятся и такие понятия, как престиж, принадлежность к профессии (профессиональному сообществу), интерес, удовлетворение материальных и духовных потребностей, вознаграждение, ценности (познавательного, воспитательного, гедонистического, патриотического и прочего характера).

 

Этапы развития эстетика труда

Прежде, чем рассмотреть основные вехи в развитии эстетики труда, сделаем необходимые оговорки. Во-первых, подчеркнём, что сам термин «эстетика» появляется лишь в 18 веке. В 1712 году в издании «The Spectator» в серии статей «Удовольствие воображения» журналист Джозеф Аддисон говорит о такой науке. А в 1735 году термин «эстетика» был закреплён немецким философом Александром Баумгартеном в его диссертации «Философские размышления о толковании и поэме уместного». Термин «эстетика труда» появляется в ещё более поздний период, однако это не означает, что темы эстетики труда не прослеживались в античности и средневековье в работах художников, мыслителей, драматургов, литераторов и поэтов.

Во-вторых, мы должны констатировать тот факт, что нам далеко не всё известно из истории древних народов и цивилизаций. Что-то нам приходится домысливать и предполагать; поэтому неизбежны некоторые ошибки и погрешности в нашей классификации, периодизации, смысловом наполнении.

Наиболее древние памятники и артефакты прошлого доносят до нас более или менее полные сведения о наиболее почитаемом и прославляемом труде в различных обществах и цивилизациях. В пещерной и наскальной живописи каменного века преобладают образы животных и охотников, а также людей, взаимодействующих с божествами и предметами культа. На изображениях и барельефах египетских пирамид, папирусах мы находим множество примеров наиболее почитаемого труда — богов, фараонов, священнослужителей, воинов. Доносят до нам артефакты древних цивилизаций и сведения о рабском труде как наиболее трудном, унизительном, безобразном.

Таким образом, первым этапом формирования эстетики труда как науки является этап архаики, который донёс до нас сведения из Библии и других эпосов о наиболее прекрасных и статусных, уважаемых профессиях, о труде богов и полубогов, героев и злодеев, добрых и злых сил, апостолов и святых, ангелов и демонов, правителей и священнослужителей. Духовная энергия от этих мифов и сказаний воплощается в храмовые и культовые комплексы, прекрасные образцы архитектуры, скульптуры, поэзии, театрального искусства. По сюжетам Библии, античных религий и эпосов создаётся множество произведений литературы, живописи, икон, фресок, храмовых росписей.

Второй этап, который зарождается в недрах периода архаики, — философский этап. Он характеризуется тем, что вопросы прекрасного и безобразного, приятного и неприятного в трудовых процессах начинают становиться предметом дискуссий и философских трудов софистов и мыслителей разных уровней. Всем известные произведения — «Утопия» (1516) Томаса Мора, «Город Солнца» (1602) Томмазо Кампанелла — дают представление читателю об идеальном устройстве общества и эстетичном труде, которым довольны все.

Третий этап — исследование труда в рамках нравственности, экономики, а затем и управления и предпринимательства. Наиболее значимыми трудами по данной тематике являются «Теория нравственных чувств» и «Богатство народов» Адама Смита, работы по трудовой теории стоимости Давида Рикардо и Карла Маркса, литературные произведения Льва Толстого и Джона Рёскина.

Четвёртым этапом стал советский период, когда эстетика труда попадает в поле зрения государственной власти, становится предметом науки и идеологии (в том числе пропаганды новой пролетарской культуры и общественных отношений). В стране появляются Центральный и Харьковский институты труда, создаются теория и практика «трудовых танцев», трудовых парадов, транспарантов и визуальной культуры, прославляющей труд.

Представители союзных республик на Красной площади. 1930-е гг.

Представители союзных республик на Красной площади. 1930-е гг.

Труд в его различных воплощениях прочно вошёл в советскую литературу, кинематограф, сценическое и монументальное искусство, живопись, плакат.

Строители Братска. В. Попков. 1960

Строители Братска. В. Попков. 1960

 

Плакат советского времени

Плакат советского времени

В советское время были разработаны и внедрены в повседневную практику Доски почёта, государственные награды за труд (звания Героев Социалистического Труда, ордена Ленина, Трудового Красного Знамени и др.), звания ударников, стахановцев и проч. (см. также: Экономика в образах: суровый стиль советского периода).

Советская эстетика труда оказала в ХХ веке огромное влияние и на другие страны мира, которые восприняли социалистический строй, его трудовые, этические и эстетические нормы как передовую политическую и культурную инновацию, достойную для подражания и дальнейшего развития.

В начале 1990-х годов происходит распад СССР и почти полный отказ в России от советской эстетики труда. Как атавизмы и пережитки прошлого демонтируются памятники Ленину и другим вождям революции (ставился даже вопрос о захоронении тела Ленина и ликвидации его Мавзолея на Красной площади), переименовываются улицы, предприятия, отменяются награды за труд, исчезает трудовая символика в виде серпа и молота, фильмы о трудовой и воинской доблести сменяются триллерами, боевиками, криминальными драмами.

Эстетика денег, их всевластия, смысла жизни, благополучия, самоутверждения активно вытесняла прошлую возвышенную советскую эстетику, теснила её по всем направлениям. Обобщённый образ нувориша, «нового русского», с его нахрапистостью, беспринципностью, неуважением к прошлым ценностям стал символом 1990-х и 2000-х годов.

"Новый русский" в обобщённом образе

«Новый русский» в обобщённом образе

Отмеченный нами тридцатилетний период отказа от советской эстетики труда можно рассматривать двояко: с одной стороны, как новый, пятый этап в российской истории эстетики труда (этап отмены); с другой стороны, эту стадию деградации мы можем рассматривать как фазу упадка в рамках советской эстетики труда, которая явно возрождается с 2020-х годов.

Подтверждение этому факту мы находим в возрождении эстетики трудовых наград (в том числе таких, как Герой Труда, Мать-героиня и проч.), возврата к государственному гимну СССР (с текстовыми изменениями), использованию красных знамён победы на Украине в рамках СВО, признание справедливости в распределении доходов и оплате труда в советское время, отрицание всевластия рынка и денег.

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.