Монетаризм

Монетаризм

Монетаризм

Появление «Общей теории занятости, процента и денег» Кейнса решило, казалось бы, многие проблемы современности – в работе указывались причины макроэкономической нестабильности и экономических кризисов, обосновывались способы поддержания хозяйственного роста, надлежащей организации инвестиционной и денежной политики. И даже в политическом плане кейнсианство  явилось тем мостом, который надежно связывал рыночную и социалистическую экономику простым принципом «больше или меньше государства» в регулятивных процессах. Кейнсианство, таким образом, гармонично вписывалось в социально-политическую доктрину конвергенции, то есть теории постепенного сближения рыночной и социалистической системы.

Такие подходы были идеологически чуждыми и неприемлемыми для ортодоксальных сторонников «свободного рынка» с его «невидимой рукой Провидения», автоматически восстанавливающей экономическое равновесие и социальную справедливость. Последователи ранних классиков в лице А.Смита, Т.Мальтуса, Ж-Б.Сэя, а затем и их идейных продолжателей XIX и ХХ вв. – К.Менгера, О.Бем-Баверка, А.Маршалла, А.Пигу, стали активно критиковать кейнсианцев, вырабатывая при этом обновленные теоретические концепции, получившие общее название неоклассической школы.

Наиболее популярным и теоретически обоснованным является ныне чикагская экономическая школа – школа монетаризма. Второй по значимости концепцией, также набирающей силу, стала доктрина сэплай-сайд экономикс (экономика предложения), которую также без натяжек можно отнести к одному из направлений неоклассической школы. Остановимся на кратком анализе монетаризма.

Милтон Фридман (1912-2006)

Милтон Фридман (1912-2006)

Признанным лидером неоклассической школы считается Милтон Фридмен, лауреат Нобелевской премии по экономике за 1976 г., профессор Чикагского университета. Выходец из семьи эмигрантов, Фридмен стал на новой родине уважаемым ученым с твердым убеждением, что свободная экономика США – лучшая в мире, где каждый может самореализоваться в соответствии с социально одобряемым девизом «self made man» (сам себя сделал). Фридмен всю жизнь посвятил отстаиванию принципов либерализма в экономической и политической жизни, а его труды проникнуты отвращением к тоталитаризму и ограничению прав человека.

Работая в Национальном бюро экономических исследований, М.Фридмен долго изучал денежную политику США и пришел к выводу, что деньги – это квинтэссенция экономической системы; фактически только они имеют значение. Отсюда и название данной экономической школы – монетаризм. Регулируя количество денег в обращении, можно добиваться изменения поведения экономических субъектов.

В основу своих рассуждений Фридмен положил базовое положение количественной теории денег И.Фишера, согласно которому изменение количества денег в обращении ведет к пропорциональному изменению цен;

М·V = P·Q,

где     М – количество денег в обращении;

V – скорость обращения денег;

Р – средний уровень цен;

Q – количество товаров и услуг, циркулирующих в экономике.

Считается, что V и Q относительно постоянные величины, а М и Р – переменные. Если ввести в рассмотрение коэффициент k = Q/V, то можно записать:

М = kP.

Из последнего выражения следует, что масса денег в обращении и средний уровень цен находятся друг с другом в прямо пропорциональной зависимости.

Усложняя уравнение Фишера путем введения в него дополнительных экономических переменных – таких, как ставка процента по облигациям, доход по акциям, темп изменения уровня цен и некоторых других параметров, Фридмен выводил свои уравнения, которые в значительной степени отличались от трактовок кейнсианцев.

По мнению Фридмена, основной причиной изменения номинального (т.е. выраженного в деньгах) дохода служит изменение количества денег в обращении. Причем взаимосвязь между изменением количества денег и номинальным доходом проявляется с определенным временным лагом (т.е. запаздыванием). Если количество денег уменьшается, объем производства сокращается через 6-12 месяцев, затем после появления разрыва между реальными и потенциальными объемами производства следует понижение уровня цен, обычно еще через 6-12 месяцев. Таким образом, величина лага составляет от 1 до 2 лет. Такой же лаг существует и между изменением количества денег и величиной банковского процента. При этом увеличение количества денег первоначально снижает норму процента, так как владельцы «лишних» денег стремятся от них избавиться, приобретая облигации. При неизменном количестве облигаций цена на них растет при одновременном снижении банковского процента. Часть «лишних» денег будет использоваться для покупки других видов ценных бумаг, инвестиционных и потребительских товаров, что стимулирует рост деловой активности.

За адаптационный период в 1-2 года рыночная система достигает состояния динамического равновесия рынков. Возрастает деловая активность, что в свою очередь, вызывает рост товарной массы, которая поглощает излишние деньги в обращении. Из приведенных рассуждений следует, что в основе регулирования экономики лежит управление массой денег в обращении.

Исходя из количественного уравнения Фишера монетаристы выводят принцип нейтральности денег: баланс между товарной и денежной массой не создает, с одной стороны, инфляции, с другой – не сдерживает экономический рост. Иными словами, денежное предложение должно расширяться с такой же скоростью, как и темп роста реального ВВП. Даже в опережающем росте денежного предложения нет ничего страшного. Правительство может использовать программы «количественного смягчения» для стимулирования хозяйственной активности.

Деньги в обращении создаются путем государственной эмиссии банкнот, безналичных средств и путем выдачи денег в долг банками под действующую ставку процента. Причем банковская система выдает деньги заемщикам двух типов: государству и частному сектору.

Потребность государственного сектора в денежных средствах может привести или не привести к созданию новых денег. Если государство для покрытия дефицита бюджета прибегает к увеличению налогов, то деньги не создаются. Если же оно берет займы, то появляются новые деньги.

Процесс появления новых денег поясним на следующем примере (данный процесс получил название банковского мультипликатора). Пусть в банк сделан вклад в 1000 долл. Допустим, норма обязательных резервов в Центральном банке составляет 20%. Банк, естественно, не хранит у себя деньги, а стремится дать их в кредит предпринимателям или приобрести ценные бумаги, приносящие доход. Таким образом, 200 долл. депонируются на счет обязательных резервов в ЦБ, а на 800 долл. приобретаются ценные бумаги или выдаются кредиты. Эти 800 долл., в свою очередь, попадают в другие банки, которые назовем банками второй ступени. Они также передают 20% денег в форме обязательных резервов от 800 долл. (т.е. 160 долл.), а остальные используют для коммерческих целей. Так процесс будет продолжаться, пока на 25 круге вся сумма не растворится во множестве ступеней банков:

1000 + 800 + 640 + … = 5000 долл.,

т.е. полученная величина может рассматриваться как банковский мультипликатор, который будет равен

Мб = 1 / (1 – m),

где   m – величина, зависящая от нормы обязательных резервов; m = n – 1; n – коэффициент резервирования. При ставке обязательных резервов в 20% (n = 0,2) банковский мультипликатор будет равен

Мб = 1 / (1 – 0,8) = 5.

Вторым фактором, ведущим к созданию денег, являются займы частного сектора. Определяющее воздействие на количество денег в обращении оказывает и курс обмена национальной валюты на иностранную.

Платежный баланс. Способы регулирования платежного баланса обычно сводятся к трем группам мероприятий:

Прямой контроль, предполагающий экспортно-импортные квоты, таможенные тарифы, лицензии, ограничения на миграцию капитала;

Инфляционные и дефляционные меры правительства наряду с изменением ставки рефинансирования;

Изменение фиксированного валютного курса, т.е. девальвация или ревальвация.

Как правило, причины хронического дефицита платежного баланса (т.е. превышение импорта над экспортом, и как следствие отток валюты за границу) кроются в общей неэффективности национальной экономики и слабой конкурентоспособности производимой продукции на мировом рынке. Наименее эффективной мерой регулирования платежного баланса является установление прямого контроля над внешнеэкономическими операциями. В этом случае консервируется экономическая отсталость, а временное улучшение платежного баланса достигается исключительно за счет ограничительных мер.

По мнению монетаристов, дефицит платежного баланса свидетельствует о том, что национальные предприятия производят неконкурентоспособную продукцию и экономика потребляет слишком много импортных товаров. Для того, чтобы предотвратить этот процесс, необходим жесткий контроль над количеством денег в обращении. Сокращая массу денег в обращении, государство добивается того, что субъекты экономики начинают расходовать денежные средства более селективно и экономно. В таких условиях низкоконкурентная продукция практически не пользуется спросом и предприятия, производящие ее, закрываются или модернизируются. Через определенный период времени этот процесс приводит к экономическому подъему и росту экспорта. Общая эффективность экономики и внешнеэкономических связей значительно возрастет благодаря росту конкурентоспособности национальной продукции. Таким образом, хозяйственная система «очищается» от нерентабельных производств, а дефицит платежного баланса исчезает сам собой.

Дерегулирование платежного баланса помогает экономике самостоятельно избавиться от излишних денег в обращении. Благоприятным фактором оказывается введение плавающего курса обмена валют. Формирование валютного курса опирается на такие элементы экономической системы, как уровень цен, зарплаты, производительность труда и уровень занятости. В условиях рыночной экономики величина этих параметров непостоянна. В результате неизбежные отклонения фиксированного курса от реального приводят к осложнениям платежного баланса, что вынуждает правительство вводить прямой контроль над внешнеэкономическими операциями, что ведет, по Фридмену, к превращению рыночной экономики в авторитарную.

Налоги.  М.Фридмен активно выступает против правительственных мер по перераспределению доходов, осуществляемых через прогрессивное налогообложение. Эти меры отталкивают людей от занятий, облагаемых высокими налогами, как правило, сопряженных со значительным риском и неудобствами финансового характера. В то же время указанные меры заставляют людей искать различные лазейки в законодательстве в целях снижения величины налогов. В результате фактические налоговые ставки оказываются значительно меньше номинальных и распределение налогового бремени становится произвольным и неравным. Лица с одним и тем же экономическим положением выплачивают совершенно различные налоги в зависимости от источника доходов и от возможностей, которыми они располагают для уклонения от налогов. Фридмен отмечает, что не находит никаких оправданий для системы прогрессивного налогообложения, вводимой исключительно с целью перераспределения дохода. Это представляется Фридмену типичным случаем насилия с целью отнять у одного и отдать другим, что прямо противоречит индивидуальной свободе.

Монополии.  Фридмен выделяет три вида монополий:

Монополия в промышленности. Рассматривая экономику США, он замечает, что масштабы деятельности этих монополий незначительны. Обычно в качестве иллюстрации степени монополизма в США приводят автомобильную отрасль. Однако оптовая торговля вдвое значительнее производства автомобилей и в ней чрезвычайно трудно выделить ведущие компании. Кроме того, в этой отрасли весьма сильна конкуренция;

Монополизм профсоюзов. Существенное различие между промышленной и профсоюзной монополией Фридмен видит в том, что если за последние полвека тенденции к увеличению масштабов промышленной монополии практически не наблюдалось, то профсоюзная монополия продолжала расти;

Правительственная и поддерживаемая правительством монополия, такая, как почта, в значительной степени производство электроэнергии и др.

Фридмен выделяет три основных фактора, ведущих к возникновению монополий.

Первый из них объединяет технические соображения (например, в небольшом городе целесообразно иметь только одну систему водоснабжения). В этом случае проблема технической монополии не имеет удовлетворительного решения. Имеется выбор из трех вариантов: частной и нерегулируемой монополией; частной монополией, регулируемой государством; и монополией под контролем правительства. Фридмен считает, что меньшим злом является частная нерегулируемая монополия. Этот вывод базируется на предположении, что именно такая монополия в отличие от других видов монополий возможно будет подорвана динамичными изменениями в экономике.

Вторым источником возникновения монополий Фридмен называет прямую и косвенную правительственную поддержку. Примерами такой поддержки служат налоговые льготы, предоставление субсидий и эксклюзивных прав. Правительственная поддержка, по его мнению, ведет к неэффективному использованию капитала.

Частный сговор рассматривается в качестве третьего источника образования монополий. Складывающиеся на основе сговора частные картели, как правило, нестабильны и недолговечны, если им не удается заручиться правительственной поддержкой. В результате обязательно возникающего несовпадения интересов членов картеля всегда находится какой-либо отступник и картель распадается.

Для преодоления явлений монополизма правительство, считает Фридмен, должно решиться на ряд мер, ликвидирующих поддержку государством предпринимательской или профсоюзной монополии. И те, и другие, должны подчиняться антитрестовскому законодательству.

Инфляция.  Особое место в монетаристской теории занимает проблема борьбы с инфляцией. По мнению Фридмена, инфляция – явление денежного порядка, и борьба с ней возможна лишь в сфере денежного обращения. Существует взаимосвязь между спросом на деньги и количеством денег в обращении. В случае, когда количество денег превышает спрос на них, происходит нарушение равновесия. Частный владелец будет стремиться уменьшить находящиеся у него денежные активы. Однако это стремление осуществимо лишь в том случае, если другой владелец согласиться приобрести их. Людей, стремящихся избавиться от денег, будет значительно больше, чем покупателей. Общий уровень доходов и расходов возрастет, цены вырастут при реальной стоимости наличных денег.

По мнению монетаристов, инфляция возникает в случае, когда темпы роста количества денег превышают темпы роста экономики. В начальный период население не ожидает долговременного роста цен и рассматривает каждое повышение цен как временное. Субъекты экономики продолжают хранить количество наличности, необходимое для поддержания своих потребностей на привычном для них уровне. Однако, если цены продолжают расти, то население начинает ожидать дальнейший рост цен. Так как покупательная способность денег снижается, то они становятся дорогим способом хранения активов, и люди будут стараться уменьшать сумму хранимой наличности. Это поднимает цены, заработную плату и номинальные доходы. В результате реальные денежные остатки продолжают снижаться. На данной стадии цены растут быстрее, чем количество денег. Если темп роста денежной массы стабилизируется, то и темп роста цен также стабилизируется. При этом рост общего уровня цен может показывать разные соотношения с ростом количества денег. При умеренной инфляции цены и денежная масса возрастают, как правило, одинаковыми темпами. При высокой же инфляции цены растут в несколько раз быстрее денежного обращения, приводя к снижению реальных доходов.

Опираясь на такое объяснение механизма инфляции, Фридмен предлагает и ряд инструментов, позволяющих на нее воздействовать. Прежде всего необходимо уменьшить количество денег в обращении. При этом конкретные действия могут быть самыми различными в зависимости от условий: увеличение количества ценных бумаг, дерегулирование платежного баланса, снижение государственных расходов и т.д.

По мере того, как экономические субъекты приспосабливаются к новым условиям, в действие самостоятельно вступят силы, направленные на снижение темпов инфляции (силы рынка будут способствовать уравниванию денежной массы и количества товаров).

Все это должно привести к сокращению объемов производства, а затем и к снижению темпов роста цен. Наступит состояние экономического равновесия, являющееся предпосылкой начала экономического роста.

Критика кривой Филлипса. Впервые кривая появилась в 1958 г., когда английский экономист Олбан Филлипс вывел эмпирически взаимосвязь между ежегодным процентным изменением зарплаты и долей безработных в общей массе рабочей силы в Англии на протяжении 1861-1913 гг. Главный вывод из анализа кривой Филипса состоит в том, что стабильность цен и полная занятость являются несовместимыми, конфликтующими целями; уменьшение безработицы достижимо только при увеличении инфляции, а уменьшение инфляции предполагает увеличение численности безработных.

Кейнсианцы утверждали, что между выбором уровня инфляции и безработицы всегда существует разумный компромисс, который дает правительству большие возможности для  выбора приемлемого курса политики (например, точку Р3 и U3 на рис.1).

Рис.1. Кривая Филлипса.

Рис.1. Кривая Филлипса.

 

 

 

 

 

 

 

Пусть исходному уровню безработицы соответствует темп роста цен Р1. Допустим также, что этот уровень безработицы рассматривается правительством страны как слишком высокий. Чтобы снизить его, необходимо, согласно кейнсианским рецептам, осуществить ряд денежно-кредитных и бюджетных мероприятий по стимулированию спроса. В результате увеличится производство и будут созданы новые рабочие места. Норма безработицы упадет до U2, но одновременно усилится инфляция – темп роста цен повысится до Р2. Обострение инфляции и обесценение денег могут вызвать тревогу финансовых и экономических кругов, и это вынудит правительство принять меры по охлаждению экономики посредством введения кредитных ограничений, сокращения бюджетных расходов и т.п. Цены упадут до Р3, но одновременно придется пожертвовать высокой занятостью и пойти на увеличение безработицы до U3.

К числу наиболее жестких критиков кейнсианской интерпретации кривой Филлипса относится и М.Фридмен, который в статье «Роль денежно-кредитной политики» отрицает существование постоянного компромисса между инфляцией и безработицей. В частности, Фридмен отвергает важнейший элемент кейнсианской доктрины – теорию «вынужденной» безработицы, которая органически вытекает из присущей капитализму нехватки эффективного спроса. Монетаристы же, исходя из своей трактовки системы, автоматически обеспечивающей максимальный уровень производства и занятости, считают, что безработица носит добровольный характер, является результатом свободного выбора людей. Они доказывают, что если уволенные люди сменили профессию, переменили место жительства или согласились на более низкую заработную плату, они бы нашли работу. Здесь мы видим типично неоклассический подход.

Монетаризм и современная экономическая практика. В 1970-х годах в развитых странах с рыночной экономикой произошел постепенный отход от кейнсианских методов регулирования экономики к монетаризму. Переплетение структурных, циклических и энергетических кризисов привело к возникновению ряда проблем, ответа на которые кейнсианская теория не имела. Традиционные меры по усилению государственного регулирования не давали положительного эффекта.

Государственные социальные программы способствовали возникновению  парадоксальной ситуации на рынке труда, при которой размер пособия по безработице приближался к ставке минимальной заработной платы. Попытки полной ликвидации безработицы приводили к неоправданному расширению социальных программ за счет госбюджета. Высокие налоговые ставки, в свою очередь, препятствовали предпринимательской активности, вели к сокращению инвестиций.

Согласно выводам экономической теории Фридмена, динамическое равновесие, в котором экономика западных стран находилась в послевоенный период, было нарушено в результате отмены ограничений на валютные операции и ростом цен на нефть и нефтепродукты в 1973 г. Рост цен на топливо, последовавший в результате энергетического кризиса, привел к росту расходов на его покупку и одновременно к притоку огромного количества денег из стран-нефтеэкспортеров, не сумевших их инвестировать в своей экономике.

Рост общего объема денежных расходов и доходов привел к повышению цен. Вынужденно начавшаяся структурная перестройка, обеспечившая нулевые темпы экономического роста в течение длительного периода времени, привела к возникновению феномена стагфляции (т.е. инфляции с застойной экономикой).

Стагфляция, в свою очередь, повлекла за собой рост безработицы (до 12% трудоспособного населения). Для реализации социальных программ требовались значительные государственные финансовые ресурсы, которые изыскивались за счет роста государственного долга и частично за счет новой эмиссии. Ситуация обострялась тем, что масса предприятий оказалась неготовой к работе в условиях постоянной высокой инфляции и, соответственно, требовала растущих бюджетных ассигнований. В то же время прекращение их финансирования означало обострение проблемы безработицы.

В сложившейся ситуации увеличение количества денег в обращении для стимулирования темпов экономического роста означало бы усиление и так вышедшей из-под контроля инфляции. Поэтому из кризиса следовало выходить поэтапно, начиная с жесткой финансовой политики. Первоначальной антикризисной мерой было сокращение количества денег в обращении и поднятие эффективности работы предприятий путем максимально возможного лишения их государственной поддержки.

Рецепты монетаризма и сэплай-сайд экономики были опробованы в США, начиная с 1979 г., которые воплотились в экономическую политику, известную под названием «рейганомика». Резкое уменьшение налоговых ставок на доходы бизнеса, свертывание социальных программ, других государственных расходов, сократили централизованное перераспределение доходов. Начавшийся в  соответствии с моделью Фридмена в 1980 г. экономический спад сменился в конце 1982 г. подъемом экономики.

Попытки применить выводы теории монетаризма для переходных постсоциалистических экономик дали разные результаты. Так, «шоковая терапия», проводимая в Польше Л.Бальцеровичем, в целом дала положительные результаты (однако уровень безработицы в Польше во время экономических реформ достигал 18-19%). Не вполне удачными можно признать и экономические преобразования по лекалам монетаризма генералом А.Пиночетом в Чили.

Что же касается России, то попытка Е.Гайдара использовать принципы монетаристской политики при реформировании экономических отношений натолкнулась на сильное политическое противодействие. Кроме того, следует отметить, что в постсоциалистической экономике России практически полностью отсутствовали рыночные институты, монополизация и милитаризация экономики приняли тотальный характер, а у населения, привыкшего к государственной опеке, отсутствовала рыночная психология. Необходимо также подчеркнуть, что в переходных экономиках кризис принимает системный характер, т.е. взаимосвязанным оказывается целый комплекс факторов – политических, экономических, социальных.

Говоря об использовании монетаризма в мировой практике, нельзя дать однозначную оценку эффективности его использования. Существует много государств, максимально либерализовавших экономическую политику и встретивших на этом пути массу трудностей. Очевидно, что справедливо высказывание Фридмена о том, что принцип свободы предпринимательства служит необходимым, но далеко не достаточным условием экономического прогресса.

Рыночная система и государственная система по Фридмену. По политическим взглядам Фридмен является сторонником идеи свободного предпринимательства, справедливо считая, что существует прямая взаимосвязь между экономической свободой и свободой личности. Поэтому он выступает против государственного вмешательства в экономику, так как рынок представляет собой саморегулирующееся образование, нормальное функционирование которого нарушается всяким воздействием извне. Со взглядами Фридмена на политическую систему можно познакомиться, прочитав его книги «Капитализм и свобода», «Свобода, равенство и эгалитаризм».

Как считают представители Чикагской школы, государство не должно допускаться к созданию материальных ценностей, регулированию объемов производства, занятости и цен. По их мнению, необходимо отказаться от поддержания цен на сельскохозяйственные продукты, отменить экспортно-импортные квоты и тарифы, правительственный контроль за уровнем квартплаты, отменить законодательно установленные минимальные пределы зарплаты и максимальные лимиты цен, отказаться от детального регулирования любых областей экономической деятельности, любого контроля над радио и телевидением, отменить обязательное страхование для обеспечения пенсий по старости, лицензирование любых видов трудовой деятельности, прекратить государственное жилищное строительство, отказаться от всеобщей воинской обязанности в мирное время.

Таким образом, сфера деятельности государства в экономике должна ограничиваться регулированием количества денег в обращении, борьбой с монополиями, отдельными несовершенствами рынка или же социальной помощью в вопросах, касающихся детей и недееспособных членов общества.

Мифологический этап в истории экономических учений

Эмпирический этап: в поисках науки о благосостоянии

Меркантилизм

Физиократы

Классическая школа (Часть 1)

Классическая школа (Часть 2)

Историческая школа

Маржиналисты

Экономические учения на базе христианства (Часть 1)

Экономические учения на базе христианства (Часть 2)

Анархисты

Социалисты

Троцкизм как экономическое учение

Кейнсианство

Институционализм

Неомальтузианство и зелёная экономика

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.